На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Туюк-Су для Чайников

Автор: Макс Акульшин (Санкт-Петербург)

Части 1-3.

Часть 4. , (продолжение)

Часть 5.

Часть 5. Курорт-Боровое (продолжение).

Восток - дело тонкое, а самое тонкое место этого дела - это восточный базар. Именно там мужчина должен проявить себя мужчиной, купив, скажем, изюм на пятьдесят тенге дешевле, чем мог бы, если бы он им не был. Чтобы купить на восточном базаре какой-то товар надо сперва завоевать всеобщий почёт и уважение. Надо, чтобы продавец тебя полюбил, - как родного брата, - всем своим чёрным сердцем полюбил, всей своей широкой как базарная площадь душой.

Помните, цены тут всегда завышены, и ваша первая задача не просто догадаться, сколько этот товар стоит, но и предложить за него ровно в два раза меньше положенного. Визгливые крики боли торговца служат знаком того, что вы угадали и в ответ на них нужно немедленно и очень искренне удивиться. Потому, что вы-то всегда до этой эпохальной встречи так и жили, и дыни у нас, в Питере, зимой всегда были за копейки, насколько помню, в общем-то, даже в нагрузку выдают, к картошке, - вот иногда не хочешь брать, а ушлые садоводы всё равно подложат, на дно ведра, чтоб не видно было - а у вас что, не так? Готово. Наживка заглочена, можно подсекать.

Закатываются рукава халатов, и начинается сама торговля. Угрозы, поцелуи, поиск общих родственников, проклятия, братание семьями, домами и континентами. "Ай, как там, у тэбя, в Пэтербургэ, совсем холодно, да?" - сочувствует молодой горячий казах, пряча тесак которым только что обещал меня зарезать. - "О! Вот, чэрнослив так отдам, кушай пажалуйста". В процесс часто вовлекаются и соседние палатки, дворики и даже народы.

До сих пор у меня перед глазами стоит картина выторговывания орехов на Зелёном базаре, когда войска под предводительством сенсея Ермачека, находясь в окружении превосходящих по численности сил противника, стояли насмерть за своё право купить килограмм фисташек даром. Известны и обратные случаи: достаточно вспомнить двенадцатилетнего мальчика с ящиком яблок - во время одной из стоянок он преследовал двух членов нашего сплоченного коллектива, внося в наши ряды ни с чем несравнимые ужас и смятение.

Но тогда я всего этого еще не знал. Поезд остановился на станции "Курорт-Боровое" и мы с Сенсеем сошли на казахскую землю.

Торговцы картошкой и вареными языками стояли поодаль и чуть в стороне. Быстро добежав до места дислокации противника, мы отдышались и, важно загребая шлепанцами, принялись прохаживаться вдоль ровных рядов, точь-в-точь как петухи перед насестом, тщательно скучая и делая вид, что нам на самом деле ничего тут не нужно, и мы вообще просто так вышли: погулять.

Продавцы тоже старательно смотрели куда-то наверх, не забывая при этом ворошить на сковороде поджаристые ломтики корнеплодов и невзначай перекладывать с места на место толстые благоухающие языки. Это было невыносимо. Чтобы как-то сгладить эффект я зажмурился и стал ходить вдоль рядов, - наощупь, - спотыкаясь и налетая на какие-то углы, но даже это не спасало, потому что присутствие мяса ощущалось, ощущалось физически: носом, кожей и даже органами слуха, - всеми незаблокированными рецепторами голодного организма.

Через три минуты пыток я почувствовал, что предельная скорость поглощения слюны сравнялась со скоростью ее выделения и, если так дальше пойдет, то я захлебнусь прямо тут, в обезвоженной степи, так и не оправдав надежд голодных товарищей, не выполнив волю руководителя и опозорив себя, своих родителей и альпинизм.

От этих мрачных мыслей меня отвлек гнусавый женский голос, объявивший отправление нашего поезда. Вот тогда-то и началось самое интересное.

Теперь я знаю, что особый шик - это затовариваться в последний момент, когда колеса уже крутятся, а на лице у противника играет растерянность. Хватать картошку, вырывая языки и сдачу из грязных рук, и бежать за трогающимся вагоном, опрокидывая столики, сбивая старушек, роняя тапочки, тенге и требуя немедленной остановки состава.

- Ну-с, посмотрим, что мы там прикупили, - сказал Сенсей, отдышавшись и вываливая мешок с добычей на столик.

У меня над ухом нетерпеливо клацнули чьи-то зубы.

Продолжение ...


Яндекс.Метрика