На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 

Пролетая мимо Коммунизма...



(сезон-2012, путевой дневник участника экспедиции УТС УВК 'Горец').

Часть 1, таджикская.
Гнездовье птицы Обломинго

Правое плечо проехало над обрывом. Ограждения не было. Даже столбиков или троса - ничего. Через минуту чёрная пропасть вновь заглянула в кабину. Потом наша машина зачем-то поравнялась с впереди идущей, после чего уже левые колёса зашуршали по гравийной обочине.

'Тебе не кажется, что наш пилот засыпает?' - фраза уже готова сорваться вслух, когда микроавтобус опять цепляет обочину и начинает заваливаться в канаву на левый борт. Руслан успевает перехватить руль и выкрутить на дорогу.

-Всё, стоп!- резко говорит он, встряхивая водителя и на всякий пожарный продолжая удерживать руль.- Я давно за тобой слежу, ты спишь! Давай, останавливайся!

Водитель вяло огрызается, но кое-как останавливает машину - впрочем, не поставив ни на тормоз, ни на передачу. Кто-то из наших ребят нащупывает в темноте ручник, дёргает - и мы перестаём скатываться назад. Караван замирает на горном серпантине где-то посреди дороги из Душанбе в Джиргиталь.

Водители и альпинисты из других машин собираются вокруг нашей. 'Обвиняемый' яростно доказывает своим товарищам что-то по-таджикски. Наверно, будто бы мы подло наговариваем. Хотя весь экипаж - пять пассажиров - свидетели, что лихой драйвер уснул на ходу, к тому же я видела, как он перед стартом судорожно запихивал в рот насвай, симпатии коллег на его стороне. Руслан предлагает сделать остановку на пару-тройку часов и дать водителю поспать, потому что в таком состоянии ехать опасно. Но, кажется, нам не верят. Все недовольны. Слышится ворчание, мол, мы истероиды, паникёры, а машину можно на крайний случай загрузить рюкзаками, рассадив народ по остальным трём. Но высотная снаряга не дешёвая, и оставить её без присмотра, чтобы улетела в пропасть? Тоже не вариант.

-Хочешь, поменяемся, если ты боишься,- предлагает мне Лена. Прищурясь и свысока. Выдерживаю взгляд. Очень неприятно.
-С фига ли? Я своих не бросаю.

"Если ты боишься". Круто!.. Я глубоко вдыхаю ночь. Миледи так великодушна. Вот только ситуация - один к одному известный анекдот: "Да ты что, Я вас всех специально на этом корабле целых два года собирал!.." Это НАС пятерых для чего-то сегодня здесь 'собрали'. Именно в этой машине. Значит, это лично мой вызов, урок, приговор.. что угодно. И дело чести - пройти его до конца.

-Поехали, я ему 'лекарство' дал, он больше не заснёт! - уговаривает начальник каравана, представительный аксакал, чем-то похожий на Хоттабыча из советской сказки. - А если снова спать будет, подзатыльник дай, и всё!

-Давай, я с ним поеду, - вызывается взрослый и солидный Полковник Слава. У себя в Ижевске он реально целый полковник таможенной службы, и в команде это звание с ходу стало его прозвищем. - Я ему покажу, как спать за рулём!..

Слава занимает место Руслана рядом с водителем. Рассаживаются остальные. Машины трогаются, и мы видим, как одинокий человек, несколько минут назад тоже бывший пассажиром нашего 'бешеного' микроавтобуса, растерянно мечется по обочине, будто заяц в свете фар. К передней машине.. - к нашей.. - снова к передней.. - и всё-таки запрыгивает туда. Выбор сделан. Мы смеёмся - холодно и зло. Дядюшка предпочёл гарантировать себе жизнь.

Поехали. Пожалуй, самое время познакомиться с оставшимися попутчиками. А то в Душанбе двое приятелей не захотели жить со всей командой на станции юных натуралистов (где душные вагончики и вонючий "туалет типа сортир") и обитали где-то в цивильной гостинице. Бадави с Украины и Илья из Израиля. Кажется, так. Оптимистичны и разговорчивы. Раньше я думала, что интонации в анекдотах про их сородичей - дразнилка и пародия, однако Илюха на полном серьёзе разговаривает именно в такой манере: "..а если нет, таки да?!."

Терпения Полковника хватает на пару километров. На этом перегоне 'улётчик-камикадзе' несколько раз ломится в 160-градусные повороты на третьей передаче, а под конец идёт в лобовую атаку на ночующий возле обочины бульдозер. Увернулись чудом. Зато Слава убедился, что мы не врём:
-Блин, да он не просто спит, он ВООБЩЕ НЕАДЕКВАТЕН! "Обдолбанный", точно!

Остановка. Надо решать. Автомобилистов в команде полно, только разве кто-то догадался взять в высокогорную экспедицию водительские права?! Да и, наверно, недействительны в Таджикистане российские. Так наступает звёздный час Ильи: у него есть с собой международные! Хотя, не дай Бог, случись ДТП - и никто не знает, чем всё обернётся для добровольца.

-А у нас один пассажир спрыгнул, да?..- обнаруживает Русланчик, меняясь обратно с Полковником. Парни кантуют наркомана на заднее сиденье, где тот мгновенно "отлетает". Илья усаживается за руль. Потихоньку трогается вслед за головной машиной, привыкая к управлению. Говорит, что тормоза у старой 'Тойоты' вполне нормальные. Вот только никак не удаётся нащупать, где же у неё включается дальний свет. К поискам волшебного рычажка подключаются Руслан с переднего сиденья и Бадави с заднего. Возня и смех. Хозяин машины, кое-как разбуженный вопросом про дальний свет, мычит бесценно содержательную фразу: 'Там руль!' - и вырубается снова. На очередной остановке опытным путём выясняем, что у микроавтобуса в принципе существуют лишь габаритные огни, ближний свет и одинокая противотуманка. Н-да, самое то для езды ночью по горным серпантинам!..
Офигеть. Просто офигеть.

В голове пусто и звонко. 'Видно, нечего нам больше терять...' - мы четверо хохочем над нашими осветительными приборами и полуощупью едем дальше.
В конце концов, в попутном городке Гарме к нам садится нормальный водитель, которого вызвал по телефону 'Хоттабыч', и в 01-30 ночи экспедиция выгружается на аэродроме посёлка Джиргиталь.

19 июля 2012 г.
Проснулись в 08 часов в газоне. Вокруг голоса людей, петухов и машин. Ночью мы наспех соорудили палаточный лагерь прямо в газоне перед зданием банка! Оно же бывший аэропорт - за ненадобностью сдан банкирам в аренду. Удобства во дворе - ямка, огороженная тканевой занавеской. Взлётное поле заросло травой, по бетонной полосе катаются пацаны на велосипедах, рядом пасутся коровы. Вдали за аэродромом угадывается река. А за ней горы.

Здесь мы пару дней будем ждать вертолёт, чтобы заброситься на поляну Москвина и пойти на две Очень Большие Горы: пики Коммунизма и Корженевской. Наш руководитель Юрий Ермачек отправил всю команду в Джиргиталь, а сам пока остался в Душанбе вести переговоры и добывать вертолёт. Со дня на день должны прилететь какие-то иранцы, и командир рассчитывает упасть к ним на хвост с заброской. Там же, в столице Таджикистана, заторчал 'везучий' украинец Коля Шевченко: его рюкзак вместо Душанбе прилетел в Ташкент, и теперь хозяин вынужден ждать, пока багаж доставят по назначению... через Санкт-Петербург!..

А здесь, в газоне возле аэродрома, 17 человек наблюдали небольшое землетрясение: несколько минут все стёкла в здании банка дрожали и звенели (в точности как в деревне Ключи под знаменитым вулканом!..). Потом всё стихло.

Итак, 'Полковник' Владислав Дрошнев из Ижевска и его неразлучный друг Олег Шведов из Соликамска, Руслан Колунин из Карпинска и Юрий Шубин, бывший барнаулец, ныне из Питера, - узнав, что все они будут в экспедиции, я, конечно, удержалась, чтоб не запрыгать от счастья, но весь день ходила и улыбалась, как та 'девочка в каске' из анекдота. Слава, Олежка и Юра - мои товарищи по восхождению на пик Ленина в 2009 году. Там же из нынешнего состава участвовал Алексей Погода из Санкт-Петербурга. С Русланом была в одном альплагере, но в разных отделениях. С Алексеем Усатых из Барнаула пересекалась лишь однажды и мельком. С Алексеем Кумарьковым с Камчатки заочно знакомы по интернету. Сергей Тюков оказался земляком из Челябинска. Сергей Васильев из Новосибирска, 'дядя Саша' Герасимов, Денис Жилинский, Лена Серебрякова, Юра Мустафин, Александр Ладыгин, а также колоритная пара - Илья и Бадави - также были для меня совершенно новыми людьми.

Двое последних, кстати, оказались верны себе и первым делом отыскали гостиницу. К вечеру мы все тоже туда переехали, потому что надоело сидеть 'привязанными' к охране лагеря от нашествия любопытных местных детишек. Они не воровали, просто шастали, перелезая через забор и подбираясь всё ближе. Юра Шубин поразил меня очень добрым к ним отношением: сразу завёл общение на почве футбола и пошёл с пацанами и с Лёхой-'питерским' пинать мяч на взлётной полосе. А мальчишки потом притащили русскому приятелю целое ведро зелёных яблок.

Удовольствие жить в гостинице стоило 15 сомони с человека в день (курс 14,7). Традиционные удобства во дворе. Рядом, посреди бурьяна, есть кран и шланг. Это 'типа душ'. Но главное - каждому номеру свой КЛЮЧ, которым можно запереть в комнате снарягу и спокойно уйти гулять в посёлок. За первый день мы успели посетить и 'продегустировать' разные кафешки. Понравилась та, что ближе всего к аэродрому. К ужину там образовалась хорошая, тёплая и душевная компания.

Завтра нам точно торчать в Джиргитале ещё целый день, поэтому все хотят акклиматизироваться на ближних горках. Многим нравится зелёная вершинка за рекой, но не все согласны стартовать рано утром. Вольному воля. Так внутри общей группы продолжают формироваться 'связки по интересам'. В маленькой ашкане рядом с гостиницей Руслан договорился, что мы двое придём на завтрак в 06 часов утра.

А пока хорошо бы выспаться. В номерах железные кровати с жуткими провисающими сетками. Напоминают о пионерских лагерях времён загнивающего социализма. В холле гостиницы народ до глубокой ночи шумно общается, но это в общем-то не напрягает, хотя и мешает заснуть. Солирует Илья, его неподражаемые перлы тонут во взрывах смеха.

В своей комнате, глядя в темноту за окном, мы говорим про Горы. Руслан только что из "Дугобы", отходил там целую смену. Вспоминаем район и общих друзей. Внезапно цепляет мысль, что я ведь и по физухе гораздо слабее него, да к тому же совершенно без акклёма в этом сезоне. И что если завтра сдохну на подъеме, славный товарищ, с которым мы как-то вдруг оказались неразлучны с момента встречи в душанбинском аэропорту, будет во мне разочарован..

20 июля 2012 г.
Вчера хозяйка ашканы сказала, что с этого дня наступает священный месяц Рамадан, поэтому местные в светлое время есть не будут, но русским вроде как можно. И что 'специально для нас' приготовит яичницу и сосиски (похоже, здесь это универсальное блюдо). Признаться, мы сомневались, не придётся ли снова долго ждать, как обычно происходило в Душанбе и здесь. Но, когда Руслан и я с полной выкладкой в 05-59 подошли к дверям, нас уже встречали. Порадовало, хотя 10 сомони за скромную еду показалось дороговато. Ладно, будем считать, что это за эксклюзив.

Через полчаса мы уже шагали в сторону аэродрома. За взлётным полем тянулись ряды картошки. Прямо перед нами на просёлок очень удачно вышел ослик с двумя пацанятами на спине - ехали на покос. Следуя за всадниками, мы без блужданий попали к мосту через реку и асфальтовой дороге, перешли на другой берег, определили нужное нам ребро горы и полезли. Как мы вчера и рассчитывали, оно выводило точно на вершинку и было самым коротким, хотя и чуть покруче остальных путей. На травянистом склоне временами появлялись намёки на тропу, а в одном месте даже стояла пастушья палатка-двускатка из выгоревшего белёсого брезента.

На вершине были в начале десятого. Солнце ещё не сильно припекало. На другой стороне, существенно приблизившись, стояли высокие белые горы, уже закрытые облаками. В прозрачном небе кружила пара орлов, а мы читали по их полёту зоны восходящих и нисходящих потоков. Наверно, целый час любовались по сторонам, перекусывали печеньем с конфетами, пили водичку и просто молча дышали атмосферой этой хорошей маленькой горы. Прикидывали, куда бы забраться с палаткой, чтобы переночевать как можно выше и получить акклимуху. Но до снежников было очень далеко, а речек на голых склонах не наблюдалось. Уйти же на несколько дней и 'пролопушить' вертолёт - глупее не придумаешь. Так что мы присмотрели на завтра такую же зелёную горку на другом конце Джиргиталя. Она выглядела чуть повыше сегодняшней. Хоть что-то.

Собирались уже начать спуск, когда Руслан заметил, что вдалеке кто-то поднимается по юго-восточному ребру. Подождали. Это оказался Серёга-'сибирский'. Сказал, что утомился обществом некоторых своих попутчиков и сбежал от них. И что по нашему (короткому) ребру поднимается Полковник. На вопрос, как остальные умудрились так быстро здесь очутиться, Сергей признался, что они толпой наняли такси, на котором и доехали от гостиницы прямо под гору. Гламурненько!!! Вскоре подошли Полковник Слава и Олег. Все сошлись во мнении, что находимся на высоте примерно 2500 м. Спускаться решили по другому, длинному ребру и через другой мост. Разнообразно и красиво получилось, хоть и намотали кучу километров по навалившейся жаре.

В 13-30 были дома. Под уличным краном, что во внутреннем дворике, смыла пот и пылищу, постирала вещи. Остаток дня отсыпались, ели арбуз, на вечер у знакомого уже хозяина ашканы заказали плов.

Я забросила кепку в рюкзак и теперь по городку хожу 'в костюме приличной взрослой девочки': в кофте с длинными рукавами, а бандану повязываю на манер женского платка, под основание косы. Заметила, что местные на это смотрят с одобрением. Ну, мне же не трудно, а людям приятно, когда уважают обычаи. За это даже к моим бриджам, всего лишь прикрывающим колени, относятся снисходительно. Здешние женщины носят пёстрые шёлковые платья с длинным рукавом, под ними такой же расцветки брючки до самых ступней. Эти наряды бывают очень красивыми. Платок на голове у каждой, начиная с девочек-подростков - обязательно. Первое время я опасалась, что кое-кому из наших парней тут 'наваляют' за майки-борцовки и за спортивные шортики, но обошлось. Никто не докопался. Может, потому, что мы обычно ходили группами. Правда, Олежка хвастался, будто бы кто-то сказал ему вслед: "Ах, какие сексуальные волосатые ножки!.." - ну, ноги у него и правда стройные, однако не верится, будто восточная дама посреди улицы могла отпустить этакую вольную реплику. Лёша-'камчатский', наоборот, в 35-градусную жару носит флисовую кофту и не потеет. Вот это терморегуляция!.. Но круче всех одевается Лёша-'питерский'. Он худощавого телосложения блондинчик, легко обгорающий на солнце, поэтому ходит в облегающем термобелье, белые швы на котором напоминают кости скелета, а поверх термухи надевает широченные шорты. Такой внешний вид 'высаживает' даже нас, 'европеоидов', а весь Джиргиталь так просто в ауте.

Всё это прикольно, однако напрягают новости по телефону: Юра Ермачек решил сам заказывать вертолёт, не дожидаясь этих то ли иранцев, то ли индусов, потому что они не прилетят. Возможно, борт будет послезавтра. Завтра утром это станет известно. Похоже, мы успеваем сбегать ещё одну горку. Если 'выстрелим' как можно раньше, то к завтраку и к новостям уже спустимся.

21 июля 2012 г.
Проснулись в 03-30, чтобы выйти в 04-00, но было ещё совсем черно. Переставила будильник. Поспали ещё час. В 05-10 обнаружили, что выход из гостиницы закрыт на ключ, а никого из персонала в пределах досягаемости нет.

-Пойдём через задний дворик!- придумал Руслан. Там грузовые ворота для хозяйственных нужд. Разумеется, запертые на замок. Но мы же не кто-нибудь, а целые двухразрядники с перебором!.. Напарник решительно упёрся 'Асоло-Гранитом' в железную рейку. Ворота задребезжали и пошатнулись. Через минуту Русланчик был уже на другой стороне. Мне в кедах проделать тот же трюк было даже удобнее. Сложнее оказалось не рассмеяться на весь переулок. К счастью, двух подозрительных типов никто не заметил. А то уж и не знаю, чего бы про нас подумали - про двух 'урусов', вылезающих на рассвете через 3-метровый глинобитный забор гостиницы!..

Менее чем через час мы были у подножья своей горы. Туда же шли люди, гнали коров на пастбище вверх по зелёному ущелью. На ребро, которое просмотрели со вчерашней вершины, вела хорошая тропа-серпантин. Слева, за рекой и вчерашней горкой, снежные пики стояли во всей своей красе, пронзая чистое небо. Низкое послерассветное солнце подсветило посёлок чарующей дымкой. На склоне возле тропы немолодой мужчина в садовых перчатках собирал вязанки сухих стеблей. Мы поздоровались, он приветливо ответил и предупредил, что здесь повсюду встречается колючее растение, которое может ужалить. Говорит, однажды туристы сделали из него подстилку под палатку, а утром их не смогли откачать - все отравились и умерли:
-Они чёрных, как я, не кусают, а рыжих, как вы, кусают!

Благодарим за предупреждение и не обижаемся за 'рыжих'. Хотя никакие мы не рыжие! Я классической русой масти, а Русланчик - очень яркий соломенно-жёлтый блондин, красивый, как девичьи сны.

Логичная скотогонная тропа, выскочив на длинный гребень, теряется в травяных 'джунглях'. Местами они ростом до плеч, буйно цветут, обдавая дурманящими запахами и облаками летящей пыльцы, белого пуха и медвяной росы. Мы оба то и дело чихаем, но продолжаем продираться сквозь стебли и колючки. Набираем высоту просто на упорстве. Просто потому, что вчера нам понравилась эта вершинка и мы на неё хотим.

Взошли в 07-55. Увидели горы и долины в новом ракурсе. Прикинули, что находимся на высоте, наверно, 2900 или 3000, никак не больше. На вершине тоже всё цвело, и меня накрыл такой чих и насморк, что через 20 минут волей-неволей пришлось сваливать. Ломиться сквозь шиповник и заросли вниз, по пути подъёма, было всё-таки полегче, и внизу приступ чихания прошёл сам собой. В 10-10 наша двойка явилась в кафе, где остальной состав команды поглощал недожаренные яйца и сосиски, развернувшиеся, как лапы осьминога.
-О!.. спортсмены!.. Ну что, акклиматизировались? Готовы к штурму Коммунизма?..

Прикалываются.. Лично я рассчитываю, что после 2500 и 2900 буду чуть меньше страдать от горняшки в первые дни на 4200. И потом, это были просто хорошие горки.

Через пару часов Юра Мустафин принял звонок от Ермачека. Информация: вертолет будет завтра в 07 часов утра. К этому времени всем сидеть на аэродроме. Поняли. Полковник Слава пошёл на рынок и договорился купить мясо - баранину и говядину, - чтобы нам его подвезли на взлётное поле (хранить-то негде!).

Из-за вертолёта, которого нет, наша экспедиция отстаёт от графика. Мы уже должны быть на поляне Москвина и начать тропёжку. (На базе в Душанбе ходила шутка, будто гиды остальных коммерческих групп выжидают, пока залетят "20 лохов Ермачека" и провешают им перила на Коммунизма.) Пока ещё не всё потеряно. Пока 'сгорают' резервные дни, заложенные на непогоду в нашем и без того плотном графике. Но несколько человек начинают звонить домой, озадачивают родичей и знакомых, чтобы те в случае необходимости поменяли им электронные билеты на самолёт на более поздние даты. Но это реально не для всех..

Странное предчувствие схватывает за горло. Что-то не так. Что-то неправильно. Мой обратный рейс из Душанбе утром 18 августа, и передвинуть его нельзя: на работе и так с крайним неудовольствием разрешили взять к отпуску дополнительную неделю за свой счёт. Для меня единственный шанс взойти - если всё будет по плану. Сходная ситуация у Юры Ермачека и у Руслана: сразу в стык после нашей экспедиции они должны быть в Оше и встречать группу, с которой пойдут на пик Ленина.

-Всё-таки шансы остаются,- вслух размышляет Руслан, глядя со своей кровати сквозь окно на вчерашнюю зелёную гору. Он просчитывает вариант, крайне тяжёлый даже для него с имеющимся акклёмом на 4800 (недавно схоженная 4А на вершину Дугоба Шигоу) и практически нереальный для меня с прошлогодней 5200 и сегодняшней 2900: быстрый подъём. Почти в альпийском стиле.- Только нужно будет очень-очень сильно ТЕРПЕТЬ. Главное, чтобы выдержало сердце..

Меня накрывает чувство, близкое к обречённости. Ты - сможешь. А я тоже УМЕЮ терпеть и ползти. Я тоже стойкая, упёртая и выносливая, но не слишком быстрая, и знаю, что беговых тренировок на Земле недостаточно: они не заменят акклимуху! Мы оба ходили на Высоту, и, хотя не говорим об этом вслух, я не питаю иллюзий: на штурмовом рывке каждый будет сам за себя. Насколько хватит сил. Знаю, что СМОГУ и ВЫТЕРПЛЮ, но также знаю, что это будет МЕДЛЕННЕЕ, чем темп акклиматизированных мужчин! И, хорошо зная нашего Командира, могу предугадать, что в таком случае низкая скорость станет моим приговором: 'дядя Юра' просто развернёт меня вниз. Набираю воздуха и решаюсь озвучить то, что не даёт покоя:
-Как думаешь, если вдруг вертолёта ещё несколько дней так и не будет и мы обломаемся.. Если здесь всё сорвётся.. ведь Ермачек наверняка вернётся в "Дугобу"? Как думаешь, можно ли будет тогда сделать финт ушами и попроситься с ним?.. Я не могу себе позволить совсем потерять сезон!
-Конечно! Вот я в таком случае точно поеду в "Дугобу"! Я так люблю "Дугобу".. Там чувствуешь себя, как будто дома, там даже дышится по-особенному!.. Там сейчас наш Андрюха... А с горы приходишь, первым делом кричишь: "Света! Арбуз!!!" - и она тебе целый арбуз выдаёт на отделение... так классно!..

Мы смотрим на зелёную гору и улыбаемся. Я не верю в арбузы, но остальное - правда в каждом слове. Знаю. Была. Люблю. Мне становится легче. Мы ждём завтра и вертолёта. И ещё пятерых авантюристов, которые днём укатили на горячие источники и слишком долго не возвращаются. А ехать, по слухам, всего полтора часа в одну сторону.

Стемнело. Связи с любителями купания нет. Народ строит версии, что же с ними могло случиться (в диапазоне от "всё в порядке" до "поймали и посадили в зиндан" - в зависимости от собственного дружелюбия).

У меня на правом запястье проступил странный след: овальный, красно-бурый, словно от ожога. Ах, да, вчера же мы с Полковником, передавая друг другу чайник, случайно плеснули кипятком себе на руки!.. Но такие же волдыри оказались у многих, кто гулял по горкам. Причём у Юрки и Дениса сильнее всего обожжены ноги вокруг ремешков сандалий. Получается, это нас 'покусала' та коварная "шайтан-трава", о которой предупреждал местный житель!..

Купальщики прибыли ночью. Утром рассказали, что нормально съездили. Просто на обратном пути водитель настоял, чтобы заехали к нему в гости. А угощение готовить можно только после 8-ми вечера, когда темнеет. Вот и задержались..

22 июля 2012 г.
Всё ещё сидим в Джиргитале.
Да, в 04-30 проснулись, умылись, приняли позу старта, но позвонил Ермачек и сказал, что сегодня в 02 часа ночи в Хороге был убит таджикский генерал национальной безопасности, и теперь началось следствие. А вертолёт-то военный!.. И все имеющиеся в республике борты (в количестве нескольких штук) задействованы в спецоперации. Нам приказано ждать и никуда не разбредаться.

Так проходит ещё день. Уходить из посёлка нельзя. Вся деятельность сводится к еде, сну, медитации и слушанию плейера. Всё чаще говорим про разные Горы и всё чаще вспоминаем "Дугобу". Там весной бешено разлилась река по каньону. Там всё лето инструкторят наши друзья Сергей Фёдорович и Андрюха. Там, далеко за перевалом, есть очень красивая гора Узбекистан. А чуть ближе - ещё не схоженный никем за время наших сборов высокий Ак-Таш. Выясняем, что Руслану и мне остался абсолютно одинаковый расклад до 1-го разряда, а Юре Шубину и того меньше. Вот бы здорово 'закрыться' всем вместе, а зимой тоже втроём поехать в Школу инструкторов!.. Запасной вариант с Киргизией мы предлагаем Юре и Лёше-'барнаульскому'.

Сегодня нас посетил участковый 'милиТСионер', переписал у всех паспорта и регистрации. Говорит, что план "Перехват" (из-за генерала) может растянуться на неделю.

Вечером ещё визит: уверенный, чисто выбритый молодой человек лет 35-ти на вид, в отглаженных светлых брюках со стрелками. В манере хорошо поставленной презентации рассказывает, что все вертолёты здесь его, что залёт - вылет через него и что на поляне нас будут обслуживать его люди. В общем, его зовут Давлат, и он тут главный.. Оставляет свою визитку. Народ ещё долго бурно обсуждает. Хозяин гостиницы внимательно слушает.

[ Мы уже очень хотим отсюда улететь. Вслушиваюсь в 'звоночки' от Мироздания и стараюсь понять, для чего всё это нужно и чему мы должны научиться. Терпению? Определённо, да. Или включилась мощная сила, одно из условных имён которой - "Разрушитель Эго"? Так называется асана, совмещённая с 'дыханием Огня'. И существует некая Сила, которая умеет обламывать с особой жестокостью.. Перед Ней только полностью смириться, отбросить всю гордыню и отступить с поклоном..]
Ночью проливной дождь и гроза, как отражение накопившихся тревог.

23 июля 2012 г.
Встали в 07-30. Звонил Ермачек, чтобы к 10-00 перекидывались на аэродром. Двумя рейсами маленького грузовичка перевозим барахло, вытаскиваем на взлётное поле. Меняясь по несколько человек, сидим на солнцепёке и сторожим. Иногда начинается групповой психоз и мерещится шум винтов.

11-00, информация: вертолёт есть, заказан, но ещё не взлетел из Рагуна.
12-00: наш вертолёт срочно улетел из Рагуна в Хорог. Приказ военных.
Мы перетаскиваем вещи со взлётного поля в тень под деревья, в уже знакомый газон с помятой травой. День Сурка!..

На одной из наших продуктовых коробок крупными буквами написано "ЯЙЦЫ" - все смеялись, но в авторстве никто не сознался. Изобрели новое почётное звание - "Снежный Фуфлик" (среднее между словами 'суслик' и 'фуфло') - титул предлагается присваивать тому, кто подошёл и Издали Посмотрел на все пять вершин, за восхождение на которые получают звание "Снежный Барс". Вчера кто-то в шутку начал говорить: "Вечером напьюсь!". Сегодня большинство альпинистов-высотников уже не выдерживают и ударяют по градусам.

Одни поставили палатки, другие выжидают. Но в сумерках из ущелья, с дальней стороны аэродрома, приходит буря, гнёт абрикосовые деревья и пирамидальные тополя. Снова льёт дождь. Первый его заряд пересиживаем под тентом, потом всё-таки приходится строить дом. Спать на ровной земле гораздо удобнее, чем на ужасной панцирной сетке.

24 июля 2012 г.
Ночью приехали литовцы, поселились в соседнем газоне. Утром громко болтали, разбудили в 06-30. Они нацелились идти до поляны Москвина пешком, как несколько уже отправившихся групп. Туда 4-6 дней пути через перевалы, один из которых выше 4 тысяч. И одна команда уже вернулась ни с чем, потому что не смогла преодолеть ледовую стену - лавинный вынос, перегородивший ущелье. Весь груз на себе не дотащить, и литовцы оставляют часть снаряжения и продуктов, чтобы им закинули вертолётом на поляну. Это хорошо, если вертолёт будет!.. А если нет? Придут - и будут камни грызть от голода?!.

Сегодня день рожденья моего Солнышка, а я торчу ладно бы в Горах, а то чёрт-те где.. Не дозвонилась, отправила несколько СМС с поздравлением и кратким описанием обстановки. Грустно. Из России доходит информация, что в Таджикистане началась полномасштабная контртеррористическая операция, идут боевые действия, и в районе Хорога уже до 200 человек убитых. А поворот с трассы на Хорог, между прочим, находится на пути из Джиргиталя в Душанбе.
ВОЙНА... Против неё не попрёшь.

К вечеру от Ермачека поступает приказ сворачиваться и возвращаться в Душанбе. Приехали микроавтобусы. Грузимся прежними экипажами. Водителя-'нарика' в караване больше нет. Нам рассказывают, что у него вправду снесло крышу, и сейчас он в психушке. Вот так. А постесняйся мы вмешаться вовремя, лежали бы мёртвыми на дне ущелья.

В сумраке и опускающихся тучах машины оставляют позади аэродром, и наши зелёные горки, и селение с табличкой "ЧИРГАТОЛ". Кажется, это всё. Мы уезжаем.

Не тут-то было. В дороге настигает телефонный звонок. Вводная такова: вертолёт стоит в Рагуне и готов вылететь завтра в 5 утра. Мы должны решать, летим или отказываемся. Но если хотя бы один человек против, то в Душанбе возвращаются все.

И снова, как дурной сон, - машины, замершие на обочине. Споры. Нервы. Ощущение облома и полнейшего бреда. Полковник не понаслышке знает о войне: отсюда надо убираться.

-Я уже принял решение,- Слава печально качает головой и отходит к обочине. Илюха, смеясь, предлагает разойтись по группам: кто за отъезд, а кто за вертолёт. Ему легко паясничать: гражданин Израиля только что хвалился, что не ограничен ни деньгами, ни временем. Он может ждать вертолёта хоть до осени.
-Я за то, чтобы лететь!- Руслан делает шаг в другую сторону, глаза блестят.- У нас ещё ЕСТЬ ШАНС!!!

Сначала оппонентов почти поравну. Спор продолжается. Допустим, туда нас забросит вертолёт. А обратно? Не факт, что рейс будет в нужный день. -Мы можем вернуться пешком! -Через 4 перевала?.. Не зная дороги?.. А если у кого-то заболевание или травма?! -Да, это серьёзно осложнит дело. -Вынести пострадавшего силами 7-8 человек нереально. -Только НАДЕЯТЬСЯ, что ни с кем ничего не случится. -Хорошенький запас прочности!..

Постепенно под давлением этих аргументов большинство с явным сожалением перемещается на сторону рассудительного Полковника. Смотрю, кто остался - и становится не по себе.

Руслан. Почему он так рвётся, понятно: свежеакклёманный, расхоженный, и КМС по горному туризму. Вообще-то мне плевать на чужие титулы, но, когда в 2009-ом у нас была экспедиция на пик Ленина, он в том же районе прошёл участником горный поход-'шестёрку', это о чём-то говорит!.. Мы неожиданно встретились на вокзале и ехали из Бишкека в Свердловск в соседних вагонах. Девочка из их группы делала перевязки мне и Назиру... Тогда Русланчику был 21 год, а он уже руководил довольно сложными походами, и с тех пор только вырос.

Серёга-'сибирский'. Он связан обязательствами со спонсором и не может вернуться ни с чем. Ну, он, вроде, тоже вполне реальный пацан. Ладно, допустим.

Но здесь же ещё три человека - не столько альпинисты, сколько экскурсанты, которые никогда не учились горной технике и ходили, как я поняла из их же собственных речей, исключительно в роли клиентов по коммерческим треккингам и восхождениям! Ничего личного, дяденьки, и попытка восхождения - сугубо ваше дело, просто я не верю, что всем в таком составе команды по силам многодневный пеший переход через горы.

'Камчатский' Лёша спрашивает, почему я молчу и что обо всём этом думаю. Лучше бы не спрашивал. Теперь боль, сковавшая душу, готова прорваться слезами.

[Мы уходим, даже не попытавшись, а ведь я так сильно хотела взойти на эти Горы!!! Давно, ещё с первого прикосновения к Высоте. Почти год назад я воочию увидела обе Горы - издали, с вершины под названием Узбекистан. С тех пор МЕЧТА стояла перед глазами. Почти год я училась дышать и стремилась к ней. Но с самого начала экспедиции ЧТО-ТО явно НЕ ПУСКАЕТ туда нашу группу. Череда 'звоночков' и обстоятельства непреодолимой силы. Возможно, они препятствуют и отводят от беды конкретно кого-то одного или нескольких из нас, но тормозят всех. Они диктуют: "Уходите. Пусть горько и тяжело, но сейчас надо отступить". Жестокий закон 'звоночков' заключается в том, что о них (о сигналах и явных предупреждениях) люди вспоминают после того, как "преодолели все преграды", "добились своего", - и в результате кто-то гробанулся, а остальные стоят и горюют: "А ведь он будто знал!.. Он предчувствовал!.." ]
Нет.

"ЖИВЫ БУДЕМ - ВЕРНЁМСЯ". Безумно больно разворачиваться и уходить, но.. Руслан, друг мой, прости, я в этот раз не могу тебя поддержать. К тому же с беспощадной ясностью понимаю, что всё это лишь видимость демократии: там, в Душанбе, начальник уже принял решение. А то, что мы тут препираемся посреди дороги, только накаляет обстановку внутри группы и раздражает водителей: 'Давайте, ребята, поехали уже, а?!!'

Стемнело и закапал дождь. Все расходятся по микроавтобусам. Троица 'клиентов' лезет обратно на заднее сиденье. Илюха продолжает ораторствовать на тему 'надо же, как совпало, что именно в нашей машине почти все оказались смельчаками, не то что остальные!' Мне тошно и плохо. Противно от его бахвальства и зло берёт из-за Руськиной доверчивости. Парень, опомнись, с кем ты связываешься!?! Будь на их месте опытные альпинисты, я была бы спокойна. Но 'клиенты'!?. Кто это там собрался шагать много дней пешком и с одуренным грузом через перевалы? - человек, который на предложение прогуляться за акклимухой ответил: 'Да вы чё, я и в городе-то не могу за вами угнаться!'. Неужто настолько охота представить себя героем, что уже забыл, как по дороге сюда, в ту ночь..

Злость захлёстывает с такой силой, что я больше не могу удержать слёзы. Утыкаюсь лицом в колени, чтоб никто не заметил. Но плечи вздрагивают, выдают. Руслан в темноте находит мою руку, сжимает и гладит, утешая. Хотя вряд ли понимает, в чём именно причина, потому что продолжает в это же время жарко дискутировать с задним сиденьем - всё о шансах на успех. А храбрецы и рады погарцевать да потрындеть.

Ну, хватит. Утираю сопли, выпрямляюсь и очень внятно говорю, что, во-первых, ВСЕ, кто ВЫНУЖДЕН был отказаться, хотели и по-прежнему хотят на Гору ничуть не меньше, чем здесь присутствующие. Что опыта и умений в альпинизме у многих из тех людей всяко побольше. Тем, кому пришлось отказаться, не хватило единственного и главного - запаса ВРЕМЕНИ. Он исчерпан. Вот и всё. И поэтому НИКТО не имеет права под общую гребёнку называть Полковника трусом. И Юрку. И остальных.

Дядьки осекаются с обидой, будто лишь сейчас обнаружили в тихой девочке лютую стерву. Плевать. Молча смотрю, как потоки дождевой воды омывают стекло. Как нависают над дорогой песчаные и каменные кручи, выхваченные светом фар. Как проплывает мимо дорожный указатель 'ХОРОГ' и милицейский пост. На всём пути мы не размыкаем рук. Так легче.

25 июля 2012 г.
В четвёртом часу утра приехали в Душанбе. Начальник 'дядя Юра' был на базе юных натуралистов и уклончиво, но мастерски парировал попытки 'израильтян' прямо сейчас и немедленно "развести" его на вертолёт. Вчера Юрий с Николаем, сидя на лётном поле в Рагуне, видели, как из "вертушек" выгружают гробы.

Разошлись спать кто по вагончикам, а кто на волейбольное поле в собственные палатки. Утром стало ясно, что уже точно и окончательно сворачиваем экспедицию. Дозвонилась папе с мамой, успокоила, что мы в безопасном месте и что будем перебираться в Киргизию. В знакомый район. В нашу "Дугобу". Они, конечно, спрашивают с грустью и тревогой: 'А может, домой?..' Но я чувствую, что теперь всё будет хорошо. Сейчас мы всё делаем правильно. Прямо с утра втроём идём в авиакассу. Руслан и 'дядя Юра' меняют свои билеты на ближайший рейс до Бишкека, я покупаю на этот же (так 'зависает' в неопределённости обратный билет Душанбе-Екатеринбург, но, к счастью, Солнышко через несколько дней сумеет сдать его в нашем городе без моего присутствия).

Народ постепенно решает, что делать и куда метаться. Одни меняют билеты на ближайшие рейсы в Россию. Другие строят планы про Иныльчек и восхождения на Хан-Тенгри и Победу. Серёга-'сибирский' нанимается в коммерческую группу к Сергею Пензову из фирмы "Pamir Peaks" обратно на Коммунизма и Корженеву - провешивать верёвки и тропить снег. То же самое делают.. Бадави с Ильёй. No comment.

26 июля 2012 г
Начальник сумел получить обратно огромные деньги, ранее отданные военным за вертолёт и даже за вертолётное топливо, и вернул участникам. Те, кто уже три дня брызгал слюной по поводу 'своего бабла', успокоились и вернулись в благодушное настроение. Хотя Слава сразу им говорил, что мы знаем Юру давно и тот никогда своих людей не 'кидал'. Кстати, и насчёт того, что с вертолётной заброской могут быть проблемы, Юра тоже предупреждал заранее, ещё на стадии формирования команды, но большинству из нас хотелось именно сюда. Что ж, не прокатило.

Утром и днём ходили кормиться неподалёку в кафешку 'F1', где самообслуживание, европейская еда и человечьи цены. Оттуда мы с Русланом отнесли в офис Давлата страховки на уехавших 'гидов'. Второй день обсуждаем, не сгонять ли на озеро позагорать и поплавать. Но сегодня пасмурно, и Юра Шубин задумчиво произносит:
-Да ну, как-то прохладно, всего +27…

Долго смеялись: сказал бы он такое в начале сборов!.. Здесь, в Душанбе, Юра по-прежнему остаётся ведущим игроком "международных футбольных матчей" с местными подростками. Поблизости, в Замин-Кароре, закончился очный Чемпионат России по альпинизму в скальном классе. У мужчин выиграла двойка из Томска, за которую я втайне 'болела', а на траве напротив наших вагончиков поставила палатку рыженькая девушка Оксана, там же ставшая призёром в женском зачёте. Приехали сборы из Архангельска. Целятся на Коммунизма. Удачи, ребята, пусть вам повезёт!..

27 июля 2012 г.
Ночью был сильный ливень с грозой, и утром похолодало. На озеро не едем. Наши участники продолжают небольшими партиями улетать в Россию. Уже отбыли Олег, Полковник Слава и Серёга-'челябинский', оба Александра и Денис. В Алма-Ату возвращается повар Ксения, так и просидевшая всё время в Душанбе.

Радуюсь, что с нами в "Дугобу" решили-таки ехать барнаульцы Юра и Лёша.
'Иныльчекская партия' нашла дешёвый 'пакет' на Хан-Тенгри в фирме Дмитрия Грекова и тоже, вроде, всем довольна. Но вдруг происходит удивительная вещь. Люди, которые в Джиргитале с неприязнью высказывались о Русланчике [о, да!.. Очень самоуверен, куча лидерских замашек, а главный, по их речам, "недостаток" - в том, что пацан просто "до неприличия" молод!..], которые вроде бы уже выстроили собственные хорошие планы, вдруг начинают подходить ко мне и закидывать удочки:
-А что вы хотите делать в "Дугобе"?.. Может, лучше с вами поехать?..
-Мы собираемся просто походить своей компанией приятных людей в любимом районе.

При этом нахожусь на грани, чтоб не сказать: 'Блин, "умные взрослые" люди!!! Вы запланировали себе прекрасную Гору - так идите к Ней. Идите своей дорогой, ведь сами понимаете и чувствуете: душевного контакта у вас с нами нет. Но Гор хватит на всех - так продолжайте Ваш Собственный Путь рядом только с теми, кто именно ВАМ близок, приятен, понятен и гармоничен. И будет всем счастье!!!'

В наш вагончик приходил хороший таджикский парень, искал Юру Ермачека, и тот искренне обрадовался, увидев его. Шамс - вертолётчик, только недавно вернулся из Афганистана, где его экипаж долго держали в плену и не выпускали домой.

28 июля 2012 г.
Улетаем - все, кто оставался. Чудом избежав развода на неприятности (погранцы быстро потеряли интерес к нашим регистрациям, едва поняли, что нам есть кому позвонить в Душанбе), придурковато одетые на жаре в пуховки и высотные ботинки, мы вырываемся в зал ожидания. Вместо 09-30 маленький самолётик 'ВАе-146' с короткого разбега взлетает... в 09-23! Мы с Юрой Шубиным сидим с левого борта, а посмотреть на Корженевскую и Коммунизма достаётся тем, кто по правой стороне. Нам видно другие, тоже очень красивые снежные горы, и город Ош (в который мы завтра будем возвращаться по автодороге 700 км из Бишкека!..), и огромное озеро в форме птицы, раскинувшей крылья.

Третьим в нашем ряду сидит киргиз лет 50-ти, строитель. Говорит, работал в Хороге, но бежит домой от войны. Показывает на экране телефона снятое там видео: оторванные руки, разрушенные дома, звуки выстрелов. Его дочь служит в корейской армии, сын - тоже у каких-то буржуев.

'ВАе-146' заходит на посадку, круто сбрасывая высоту. Закладывает уши. Самолёт валится в вираж на левое крыло - и я чётко вижу, что в поле у дороги стоит арба, наполовину гружёная дынями, наполовину - арбузами..

(продолжение следует)



Яндекс.Метрика