На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Шесть ночей.

Прокопов Федор (Москва),
о восхождении на пик Ленина в 2013 г.

Часть 1 | Часть 2 |

Часть 3

Переночевав вторую ночь на 4400 утром мы выходим в лагерь на 5400. Опять одни облака, выше 5000 из базового лагеря ничего не видно. Мы загружаемся по полной - спальники, все тёплые вещи для последующей заброски на 6100, продукты на несколько дней, газ, ледорубы, обвязки, трекинговые палки. Только палатки не приходиться нести, Юра их оставил после первой смены на 5400. А лично я ещё тащу фотоаппаратуры общим весом около пяти килограмм. Через час-полтора довольно пологого подхода к подножия пика Ленина (от базового лагеря) мы надеваем кошки, меняем трекинговые палки на ледорубы, и вяжемся в связки по три-четыре человека. Мне в связку достаются Серёга из Москвы и Алла из Новосибирска и Юра Ермачек. Серёга первый, Алла вторая, я третий, а Юра должен был идти замыкающим, но мы в начале так резко рванули, что он не стал нас догонять и в результате пошли втроём.

Переход по морене к началу подъёма.

Пока надевали кошки Вова сказал, что он уходит обратно. На тот момент у меня это вызвало только удивление и не понимание - вроде шёл как все, а теперь обратно. Но как выяснилось потом, у него шалило сердце - темнело в глазах. Врачи сказали, что если поживёт здесь недели две, то организм акклиматизируется и он сможет восходить. Естественно у него не было двух недель. Жаль, первый "минус один". Сколько ещё таких "минус один" будет? и буду ли я в их числе? Очень не хочется.
Перед предстоящим подъёмом я покурил, так как понимал, что такая возможность будет у меня не скоро. Это не осталось не замеченным и я услышал пару шуток в свой адрес. Ну что ж поделаешь, не смог пока бросить.
Мы начали подъём. Сначала крутой взлёт, потом выход на более пологий ледник с кучей трещин. Тропа петляла через ледник, и временами мы шли по практически горизонтальным участкам. Трещины впечатляли. Они давали понять каких масштабов здесь всё, и хотя облака скрывали от нас то, что было выше, но я испытывал примерно такое же чувство когда первый раз увидел Эльбрус относительно близко. Я песчинка, не больше, да нет, наверное, и того меньше. Через большинство трещин мы поочерёдно перепрыгивали, некоторые были столь широки, что через них были перекинуты хлипкие деревянные мостики, которые прогибались, чуть ли не на пол метра, когда по ним проходил один человек. Кто и как их туда затащил даже думать не хотелось. В паре мест была провешена верёвка и мы страхуясь жумарами аккуратно их прошли.
Ледник закончился, точнее он не закончился, просто теперь он был на сто процентов закрытым и трещин не было видно. Мы шли по хорошо утоптанной тропе, но стоило с неё сделать не удачный шаг в сторону и можно было провалиться по колено или даже по пояс. Один подъём за другим. То, что находиться выше нам мешало видеть облако, в которое мы вскоре вошли.

"Гирлянда" из восходителей, чуть выше открытых трещин.

Был уже день и солнце должно было быть в районе зенита, а потому облако работало как линза. Жарко, очень жарко, как в духовке. Постепенно наша связка начала сбавлять темп (как я сейчас понимаю и без того не быстрый). У меня начались первые позывы горняшки. По началу только вялость. Жутко хотелось пить, но я не видел конца нашего пути, а потому не мог знать когда мы придём и чай приходилось экономить. На одном из привалов я плюнул на всё достал горелку кастрюлей (Реактор фирмы "MSR") и начал топить снег. Увидев это, шедшие за нами две связки тоже привалились и мы устроили водопой, растопив литров 5-6 воды. Я был очень рад затянувшемуся привалу, так как уже порядком измотался.
Мы продолжили подъём и я почувствовал что мне становиться хуже. Меня тошнило. Я всё больше и больше тормозил движение связки. Настал момент когда меня наконец вывернуло, после чего я просидел минут 15 и почувствовал себя немного лучше. Как я не старался отбиться Алла всё таки вытащила из моего рюкзака пару вещей из запихнула их себе и Серёге. Хотя их вес был смешной для такого рюкзака - она забрала максимум килограмм-полтора. Мы пошли дальше. Ещё пара взлётов и мы выходим на Сковородку. Я шёл настолько быстро насколько был способен в таком состоянии. Временами мы даже шли под горку. Я знал что лагерь уже близко, хотя его как и раньше не было видно из-за облака.
На финальный взлёте со Сковороды к лагерю на 5400, я отцепляюсь от связки и еле-еле ковыляю. Всё, на сегодня мучения окончены.

Панорама снята примерно из центра со Сковороды (в другой день, когда погода была лучше). Лагерь 5400 стоит слева у скалы.

Разобрав свои вещи я с Русланом (второй инструктор, помощник Юры) помог двум болгарам - молодым парню и девчонке разровнять в снегу площадку под палатку и поставить её. Они ещё вчера пришли к нам и Русла видимо во избежание бессмысленных жертв на Ленина рекомендовал им держаться нас. Они вообще вначале хотели взойти на Ленина в альпийском стиле, от чего их очень быстро отговорили. И опыта у них как я понял было не сильно больше моего, то есть практически никакого.
Уже темнело. Юра приготовил в палатке ужин (а в палатке мы спали как и шли в связке - я, Юра, Алла и Серёга), мы поели и легли спать. Завтра отлежусь день и ночь здесь а потом вниз. По плану мы должны завтра совершить прогулку без вещей на 6100 вернуться на 5400 и переночевав уйти вниз. Никуда не пойду, буду просто лежать здесь и если повезёт с погодой то пофотографирую. Спалось хорошо, я в Москве так не сплю, ещё бы, я столько сил потратил за день.

На следующее утро почти все уходят наверх и только несколько человек, включая меня и Юру, остаются в лагере. Руслан уводит вниз двоих-троих, тех у которых поднялась температура. Опять кругом облако, но снега нет. Постепенно я понимаю, что после каждого движения, например, после того как надену ботинок, мне приходится несколько минут сидеть неподвижно, чтобы просто восстановить силы. Нет, не отдышка, хотя на этой высоте она неизбежна, я просто выжат как лимон. Немного поразмыслив я прихожу к выводу, что ещё одна ночь на этой высоте не сделает лучше. Наоборот, будет только хуже. Ничего страшного и не поправимого ещё не пока случилось, я же зашёл на 5400 и переночевал ночь, а то что не пошёл на верх, так это ещё есть время наверстать.

Я спрашиваю Юру реально ли уйти сегодня вниз? На что он отвечает, что есть ещё двое с температурой, и что мы можем вязаться и идти вниз. Юра в автоклаве (на высоте просто незаменимая штука - так как с высотой температура кипения воды уменьшается, а автоклав герметично закрывается и позволяет за счёт бешенного давления внутри сократить время варки абсолютно всех продуктов) варит гречку, я обедаю и завтракаю за раз, после чего мы втроём, связавшись, выходим.

На Сковороде я чувствую что меня опять тошнит и очень скоро снег возле тропы разукрашивает недавно съеденная гречка. Но теперь каждая частица моего тела рвется вперёд - вниз. Я знаю что стоит скинуть пару сотен метров высоты и мне обязательно станет лучше и появятся силы. Так и есть. когда мы походим к трещинам я уже полон энергии и мысленно негодую по поводу того что ребята в связке так тормозят, но ничего им не говорю, потому что не хочу их нервировать, ведь хождение в связке требует терпимости друг к другу. Как выяснилось потом они специально тормозили, так как думали, что мне совсем плохо. Мы развязываемся и снимаем кошки вначале ледника. Я быстро их обгоняю и в лагерь прихожу первым.

Ксюша уже приготовила ужин и мы садимся есть вместе с теми, кто спустился ещё утром. Среди них Женя, который помогал мне строить ветрозащиту из камней для палатки. Я его подбиваю завтра утром уйти в Ачик-Таш и переночевать там одну ночь, после чего вернуться опять в базовый лагерь и продолжить восхождение по графику, намеченным Юрой. Завтра утром все начнут спускаться с 5400, потом у них будет ещё день отдыха, так что мы успеем вернуться до того как все опять пойдёт на верх. Мне очень хочется вниз, я хочу хоть немного отдохнуть. Кроме того мне наверное не помешает врач. На подъёме на 5400 я решил проверить насколько мои контактные линзы защищают от ультрафиолета (а у них заявлена 100% защита) и попросту не стал надевать солнцезащитные очки, тем более что было облако. Со зрением у меня всё в порядке, линзы действительно работают, а вот белки, которые линзы не закрывают покраснели и немного воспалились.

Также пытаюсь уговорить Вову пойти с нами, которому стало плохо ещё в самом начале, но он говорит, что придёт позже, сначала попрощается со всеми, а потом домой, ведь ему здесь ловить нечего. Как и решили вчера вечером, утром выходим с Женей в направлении Ачик-Таша. В рюкзаках только сальники и коврики и пара вещей - одеться если похолодает. Гоним как ужаленные, через два часа и пятнадцать минут после выхода из базового лагеря мы уже здороваемся с немного пьяным Пайзелдой (наверное ему скучно когда нет альпинистов). Едим и спим, потом едим и опять спим. Как же здесь хорошо! Погода опять не балует, но организм здесь чувствует себя гораздо лучше.

Вид из Ачик-Таша в сторону пика Ленина, закрытого облаками.

Вечером приходит Вова вместе с болгарами, которым я помогал ставить палатку на 5400. Парень говорит, что где то уже видел меня. Я ему рассказываю про 5400 и он осыпает меня благодарностями. Он довольно неплохо, в отличие от своей спутницы говорит по-русски, почти без акцента. Мы сидим в юрте при свете электрических ламп и общаемся, Вова и Любомир (так зовут болгарского парня) пьют пиво. Любомир очень долго пытается перевести спутнице фразу "Мне больше не наливать, я такая как Вам надо". Сначала она ничего не понимает, но потом начинает громко смеяться. Потом мы даём ему попробовать разбавленный 50 на 50 с водой спирт. После слова: "Закусывай" он сдобряет кусок хлеба рыбными консервами и... сначала съедает бутерброд, а потом выпивает спирт. Забавные эти болгары.

Когда уже стемнело Вова я и Женя идём мыться в баню. Она почти не даёт пара но тёплая вода там есть, а я и этому очень рад. Я засыпаю очень довольным. Ночью Женя меня будит и говорит, что идёт к врачу в соседний лагерь. У него прихватило живот ещё перед ужином, боли очень были похожи на те, что были у меня перед тем, как меня отвезли в больницу вырезать аппендицит. Я ему прямо так и сказал. Но врач его успокоил, сказав, что это просто запускается кишечник, ведь он толком ничего не ел несколько дней, а сейчас поел нормально.

Утром, перед намеченным отходом в базовый лагерь я тоже иду к этому же врачу показать свои глаза. Он продаёт мне глазные капли и Фурацилин для промывки, уверяя, что поможет через какое то время. Мы погружаемся в уазик и аттракцион повторятся. Сегодня хорошая погода. Горы предстают нам во всей своей красе, сначала невысокие разноцветные горы окружающие Ачик-Таш, затем белые великаны соседствующие с пиком Ленина. Мы идём не спеша, точнее Женя идёт не быстро и постоянно просит меня его не ждать. А мне спешить не куда, да и потом я его и не жду, я периодически останавливаюсь пофотографировать, ведь как знать, может у меня не будет больше такой возможности, не будет больше такой хорошей погоды. Жизнь в горах вообще очень сильно зависит от погоды. Так, неспешно, мы доходим в базовый лагерь часа наверное за четыре, где узнаём что должны были встретить по дороге (очень странно, что не встретили, ведь объездных дорог здесь нет) Сашу и Юру, который его провожал в Ачик-Таш. Как нам рассказывают, Саша еле спустился с 5400 с большой температурой. Бывает. Он слишком резко взлетел на верх, вот организм и не выдержал перегруза. По крайней мере он попробовал. Ещё "минус один". Итого уже двумя стало меньше.


Фотографии, сделанные во время повторного перехода из Ачик-Таша в базовый лагерь.

Завтра мы должны выходить на верх, сначала на 5400, там переночевать, затем на 6100, где кто-то просто переночует, а кто-то вроде Даши и Андрея, которые хорошо акклиматизировались перед поездкой в Киргизию, побывав в Безенгах и взойдя на Эльбрус, предпримут попытку штурма вершины, если, конечно, позволит погода.
До вечера я настроен идти, ведь я отдохнул и немного успел скинуть высоту. Но к вечеру меня начинают терзать сомнения. Глаза ещё не зажили да и лицо оставляет желать лучшего (я откровенно забил на крем загара с первого же дня пребывания в горах, и теперь награждён коркой, как у поросенка запеченного в духовке, покрывающей всё лицо, которая к тому же ещё и сочиться). Следуя принципу "Делаешь - не сомневайся, сомневаешься - не делай" я решаю остаться. Ничего страшного, время хоть и уходит, но оно ещё есть, ещё не всё потерянно. Нас должно остаться трое: я, Женя и Дима.

Продолжение - часть 4,


Яндекс.Метрика