На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Шесть ночей.

Прокопов Федор (Москва),
о восхождении на пик Ленина в 2013 г.

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 |

Часть 4

Утром я делаю вид, что сплю и не выхожу на завтрак, только ко бы не видеть как ребята собираются и уходят на верх. Меня просто раздирает от досады: "Они на верх, а я внизу". Очень напоминает детское чувство, когда ты заболел, друзья тебя всем двором зовут гулять, а ты хочешь, но не можешь. Нет, определённо надо отлежаться ещё чуть-чуть, так будет лучше. Выползая часов в десять утра я застаю Дашу и Андрея которые ещё не успели уйти. Ещё замечаю Пашу. Что он здесь делает? почему не идёт на верх? Ведь он уже даже на 6100 был и всё было в порядке. Оказывается, ему только ночью стало плохо. Странная штука эта горняшка - дала человеку дойти до 6100, а на 4400 после дня отдыха срубила. Хотя со мной в тот же день приключилась похожая ситуация - откуда не возьмись, начало появляться периодическое дыхание. Почему? Откуда? Ведь я уже не одну ночь провёл на 4400 и даже ночевал на 5400 но ничего подобного не было. Правда от этих приступов через сутки не осталось и следа.

Этот и следующий день я как можно больше сплю и отдыхаю, а так же лечу глаза и сгоревшую кожу на лице. Как ни странно, но двух дней проведённых в "лазарете" мне для этого хватает с лихвой. А ещё я предоставлен сам себе, есть время поразмыслить и в голове постоянно возникает вопрос: "Неужели 5300 это мой предел? Неужели я не могу большего? Ведь это уже не первый раз, на Эльбрусе было подобное..."

Вечером второго дня приходит какой-то парень и интересуется где находится лагерь Юры Ермачека. Я не сразу узнаю в нём Сашу. Оказывается он спустился в Ачик-Таш, провёл там пару ночей, ему стало лучше и он вернулся сюда опять сам таская свой тяжеленный рюкзак. Мы коллективно его уговариваем находится в лагере и никуда из него не ходить выше, пока не спустится Юра.

Я пытаюсь подбить кого-то из тех, кто более менее себя чувствует завтра идти на верх, но они все не хотят, так как их запугал Руслан: "Если кто-то из связки свалиться в трещину, без второй связки у вас не получиться вытащить человека". Возможно, Руслан прав, но я понимаю, что теперь промедление смертеподобно и решаю одному завтра идти на 5400, а если успею то в этот же день на 6100. Продукты нести уже не надо, тёплые вещи уже все заброшены, погода за эти два дня только налаживалась, чувствую я себя хорошо, так что все козыри у меня на руках, надо действовать. А за одно и появиться шанс найти ответ на вопрос по поводу моего высотного предела. Если действительно 5300 мой предел и опять так же горняшка срубит, то спускаюсь вниз, потом в Ачик-Таш и домой, и делать мне здесь больше нечего. Или пан или пропал.

В один из дней, проведённый в "лазарете".

Вечером Ксюша сказала, где будут все необходимые ингредиенты для завтрака и я уже в начале шестого утра колдовал на кухне. Темно, хоть глаз выколи. В лагере через речку замечаю фонарики - от туда тоже в шесть должны трогаться на верх двое, что ж, может быть у меня появиться компания? Но я немного закопался со сборами и выхожу минут на пятнадцать позже их. Главное на трещины выйти когда будет светать, тогда и не так опасно и получиться проскочить самое пекло наверху.

На полпути от базового лагеря до трещин я обгоняю парня и девушку, пожелав им дорого утра, иду дальше. Они слишком медленно идут, уж лучше я пойду один. Надеваю кошки, курю, пью чай и откровенно отдыхаю. Поехали. Вот передо мной уже знакомые трещины. Я собран до предела, ведь я иду один. Страшно, когда перепрыгиваю через трещины и прохожу по мостикам. Адреналин бьёт в голову. Если случайно запутаться кошками при прыжке через трещину, то меня здесь никто даже искать особо не будет. Но всё обходиться и трещины остаются позади. Теперь только утомительная работа в горку. Подъём за подъёмом, от вешки до вешки. Я стараюсь полностью сконцентрироваться на процессе ходьбы и почти ухожу в транс, благодаря чему мне удается немного перевыполнять намеченный план. Я говорю себе: "Вон до той вешки и там привал на три минуты". Но дойдя до неё я понимаю что привал мне пока не нужен и иду дальше. Подобное не раз повторяется. А когда выхожу на Сковородку, то буквально лечу, до лагеря остаются считанные минуты ходьбы.

Без пяти двенадцать, солнце в зените и ни облачка. Я очень доволен собой, за шесть с половиной часов я преодолел тот путь, которой в первый раз у меня занял больше десяти, а самое главное я хорошо себя чувствую после этого, ни малейших признаков горняшки. Располагаюсь в платке. Ещё есть время немного передохнуть и уйти выше, на 6100. Нет, наверное лучше будет переночевать здесь, ведь сюда я долетел почти с пустым рюкзаком, а на 6100 нужно будет делать заброску тёплых вещей и фотоаппаратуры, которые я предусмотрительно оставил здесь.

Ближе к вечеру спускается связка наших ребят. Они несколько удивлены меня здесь видеть и говорят, что все, кто был в состоянии пошли на штурм вершины и завтра будут спускаться в базовый лагерь. Сами же они по причине плохого самочувствия отказались от попытки штурма в этот раз. У них будет возможность попробовать ещё раз. Я прошу и передать в базовый лагерь, что со мной всё хорошо и я останусь здесь ночевать.

Чуть позже поднимаются парень с девушкой, которых я обогнал на подъёме. Мы знакомимся. Стас и Аня из Иркутска, довольно лёгкие в общении ребята. Возможно они завтра тоже пойдут на 6100 если не с ночёвкой, то хотя бы прогуляться. Что ж, тем лучше, возможно у меня и там будет компания и не придётся ночевать одному в лагере.

Утром я просыпаюсь довольно поздно, ведь переход на 6100 не должен занять много времени, да и мне ещё нужно дождаться Юру и услышать, что он думает по этому поводу. Связки "сыпятся" сверху с небольшими интервалами и с завидной регулярностью. Я вижу счастливые и уставшие лица тех, кому удалось зайти на вершину. Они долго не задерживаются и уходят вниз. В одной из связок спускается Юра. Мысленно я готов к тому, что он отправит меня вниз после такого самоуправства, но он говорит, что еды и газа полно и я могу остаться здесь. Я приятно удивлён. Спрашиваю можно ли мне сходить на 6100 с ночёвкой. Ответ положительный. Со стороны это может показаться полным пофигизмом, но я чувствую что это не так. Он прекрасно понимает, что это мой шанс, ведь без ночёвки на 6100 о восхождении не может быть и речи, а отпущенное на восхождение время тает на глазах. Договариваемся на том, что я иду на 6100 ночую там, после обратно на 5400, ночую, потом снизу приходит основная группа снизу я ещё раз ночую с ними на 5400, а дальше на 6100 и восхождение! Естественно если почувствую себя плохо то без промедления вниз. Дорога вниз теперь лежит только через Гору.

После обеда я спускаюсь на Сковородку сфотографировать материал для сферической панорамы. Закончив со съёмкой я дожидаюсь как уйдёт вниз последняя связка: Руслан, Даша и Андрей. Мне почему то хочется их проводить. Перед тем как попрощаться прошу их, чтобы передали Серёге (моему соседу по палатке в базовом лагере) просьбу: поднять мне несколько пачек сигарет, которые я забыл захватить.

Развёртка сферической панорамы со Сковородки. Саму панораму можно увидеть здесь: https://www.360cities.net/image/lenin-peak-near-camp-3-5400-skovorodka#211.10,-8.80,50.0

Время уже в районе пол четвёртого вечера, надо срочно на верх, главное - придти засветло. Кидаю в рюкзак спальник, коврик, тёплые вещи, фотоаппаратуру и термос с чаем. Теперь он заметно увесистее, чем при подъёме сюда. Стас и Аня тоже выходят на верх, просто прогуляться, выходят минут на двадцать раньше меня, но не смотря на это я их обгоняю на первом же взлёте, хотя, как мне кажется, иду очень медленно. Ане становиться плохо и скорее всего они уйдут завтра вниз. Придётся ночевать в лагере одному. Дальше подъём выполаживается с каждым шагом и идти становиться легче. Постепенно я оказываюсь уже в столь привычном мне послеобеденном облаке и вижу максимум две вешки впереди, а чаще только одну. В разрыве облака я похожу финишному взлёту. Навигатор показывает высоту в 5850 метров, а это значит что до 6100 мне остается 250 метров набора высоты с сорокапятки градусным уклоном. Мне всегда были по душе такие подъёмы - они трудные, но с каждым шагом ты ощущаешь, что набираешь высоту, становишься ближе к цели и это вопреки всем законам физики придает тебе сил. Четверть часа потрачено на перекур и облегчение термоса с горячим чаем, а потом снова наверх. Иду я медленно, иногда приваливаясь на две-три минуты, чтобы перевести дыхание. Вершины не видно, только полузанесённая тропа почти перед носом и иногда из облака выглядывают вешки. Мне очень хотелось увидеть закат из штурмового лагеря, но солнце уже настолько низко, что я вижу только солнечную корону вершины Раздельная, аккурат за которую оно садиться. Цвета потрясающее, но фотоаппарат доставать не ни сил ни времени. Когда я делаю последние шаги и оказываюсь на почти ровной вершине, солнце уже полностью ушло за горизонт и практически темно. Дошёл. Это главное.

Финальный взлёт на вершину Раздельная в хорошую погоду.

На вершине стоит только одна палатка и она наша. Кидаю туда вещи и набиваю полиэтиленовый мешок снегом. Здесь в отличие от лагеря на 5400 уже нет родника, который холод выключает только на ночь, и это нужно сделать, чтобы потом можно было не выходя из палатки кипятить воду. На ужин какой-то доширак, перемешанный с нарезанной мелкими кубиками копчёной колбасой. Пожалуй в жизни не ел ничего вкуснее. Пока кипятишь воду из снега даже на самых современных горелках, уходит столько времени, что забываешь от том, что хотел поесть или попить, поэтому я растапливаю три литра воды с вечера и разливаю её по бутылкам. Утром у меня уже будет вода, что существенно сократит время приготовления завтрака, нужно только её на ночь закинуть в спальник.

Здесь гораздо более ветрено, чем в предыдущем лагере и стенки палатки с лёгкостью прогибаются под напорами ветра. Какое-то время это мешает уснуть. Под утро я просыпаюсь от того, что жутко мёрзнут ноги, ворочаюсь, пока не догадываюсь вытащить из спальника бутылки с водой из спальника и тут же засыпаю снова. Но целом я спал хорошо, не было периодического дыхания, не болела голова, не было и других признаков горняшки.

Утром погода почти идеальная и я позавтракав, как и наметил с вечера, беру только трекинговые палки и отправляюсь на акклиматизационный выход на 6400. Сначала не могу найти куда идти, на вершине нет ни одной вешки и нет вменяемой тропы. Но когда наконец нахожу дорогу, то чуть ли не плачу - мне предстоит сначала скинуть высоту метров на сто, сто пятьдесят, а потом, по сорокапятки градусному уклону, идти метров пятьсот вверх. Немного отойдя от полученного шока я отправляюсь в дорогу, но спустившись вниз, а потом поднявшись на столько же (на уровень лагеря), что-то внутри меня останавливает. Я бы мог в тот день дойти до заветной отметки в 6400 метров, но подозреваю, что очень бы сильно уработался и как дальше сложилось восхождение даже сейчас боюсь предположить. Я возвращаюсь в лагерь, фотографирую материал для сферической панорамы, оставляю фотоаппаратуру и все тёплые вещи в палатке и отправляюсь вниз. Поставленная изначально задача выполнена - я переночевал на 6100, теперь уже можно думать и о восхождении.

Развёртка сферической панорамы с Раздельной. Саму панораму можно увидеть здесь: https://www.360cities.net/image/lenin-peak-near-camp-4-6100-razdelnaya#221.30,4.40,70.0

Дорога до лагеря не занимает много времени. На спуске с гребня я вижу, что в наш лагерь, снизу, идёт человек. Им оказывается Серёга, он тоже пришёл один. Мы почти одновременно подходим к палатке, я - сверху, он - снизу. Серёга говорит, что хочет переночевать здесь, а завтра уйти на верх, чтобы к восхождению быть уже отдохнувшим и выспавшимся. На мой взгляд решение сомнительное, но ему виднее. Он буквально бредит этим восхождением. В первый заход он дошёл до 6400 и как уверяет, был не заслуженно развёрнут инструктором назад, поэтому теперь хочет быть во всеоружии. На Ленина он приехал сразу из Дугобы, где сходил несколько четырёхтысячников, так что акклиматизация у него хорошая, да и судя по внешнему виду здоровья ему не занимать. Что-то мне подсказывает, что у него всё получится.

Ближе к вечеру снизу приходят несколько наших ребят, в числе которых Саша и кто-то незнакомый. Они говорят, что должен ещё придти Паша, что он сильно отстал, но идёт. Мы не придаём этому особого значения, так как ещё несколько часов будет светло и залезаем с Серёгой в нашу палатку. Палатка рассчитана на четырёх человек, а при крайней необходимости в ней можно ночевать и впятером или даже вшестером, но мне, после двух ночей проведенных в полном одиночестве в такой палатке кажется, что Серёга занимает слишком много места. Готовим, едим, разговариваем обо всём. Он моложе меня лет на шесть-семь, но у нас полно тем для разговоров, а главная из них - фотография. Темнеет. Неожиданно нашу беседу прерывает голос по ту сторону платки, который вежливо интересуется не спим ли мы и не хотим ли поговорить по рации с Русланом? Руслана интересует кто пришёл в лагерь и перечисляя пришедших я неожиданно ловлю себя на мысли, что мы совсем забыли про Пашу. Руслан его последний раз видел из базового лагеря на подходе к Сковородке. Надо идти. Пойдём мы с Серёгой, так как у нас вид самый свежий. Те кто остается в лагере быстро кипятят литр чая, Серёга берёт верёвку и побольше карабинов, и освещая фонарями тропу мы выходим вниз. Помимо того, что темно, так ещё мы идём в облаке и по хорошо присыпанной тропе. Я только сейчас осознаю ужас сложившейся ситуации и постоянно задаю себе вопрос: "Как мы могли забыть про Пашу, ведь нам же сказали, что он идёт?" Это урок нам, очень хороший урок на будущее, если конечно всё обойдётся. Мы быстро сходимся во мнении, что при такой видимости спускаться дальше Сковороды и тем более лезть по трещинам совсем не безопасно. В любом случае два больше чем один. Мы доходим примерно до середины Сковородки когда я впереди замечаю тусклый свет фонаря. Ору во всё горло и это помогает - Паша нас услышал и будет стоять на месте, а мы буквально бегом устремляемся к нему. С ним всё хорошо, но он уже собирался устраиваться на ночь, так как не мог видеть что до лагеря осталось всего минут двадцать ходьбы и вообще не понимал где он находиться. Он ссылается на потянутую при подъёме ногу, но вид у него, мягко говоря, не очень. Горячий чай приходиться как нельзя кстати. Я беру его рюкзак, довольно лёгкий, килограмм двенадцать, и мы колонной, в которой Паша посередине, в его неспешном темпе доходим до лагеря. Через рацию незнакомца (одного из инструкторов компании Аксай-Тревел) мы докладываем Руслану, что с Пашей всё хорошо. Как мы не бьёмся, пропуская все наши опасения на счёт его самочувствия мимо ушей, Паша, не ложится в палатку к ребятам, а выбирает отдельную, которую завтра займут вновь прибывшие.

Продолжение - часть 5, заключительная.


Яндекс.Метрика