На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
О "пользе" отсутствия самостраховки

Валерий Першин,
мсмк, змс по альпинизму, мс по скалолазанию.

 

В 1992 году я принимал участие в международной экспедиции под руководством Д. Скотта на Нангапарбат (8125 м, Пакистан).
Планировали пройти новый маршрут - траверс Мазено-пиков с выходом на вершину. На акклиматизационном выходе, на спуске мы и попали в камнепад.

На скальном склоне (около 45 градусов) я оказался как раз на пути камнепада. Первый раз в жизни (во всяком случае не припоминаю), спустившись на пункт перестежки, я не встал на самостраховку. Почему? Не знаю. И это меня спасло - сильнейший удар по спине, прикрытой рюкзаком, выбил меня с пункта и отправил в невообразимый полет. Будь я на самостраховке, этот первый же прилетевший булыган попросту расплющил бы меня.

На том восхождении нас было четверо: Сергей Ефимов, Дуг (Doug Scott), Шон (Sean Smith) и я.

Дневниковые записи:

Обвал, или заново рожденный

17 августа 1992 года, понедельник.
Спуск с 6500 до 5000 метров.

"... Прошли уже башню, но все спускаемся где-то по скалам и не по гребню, и не по снегу, как в прошлый раз. Вот Серега что-то говорит Дугу и тот, наконец соглашается, уходит на всю красную веревку до снега. К нему спускается Ефимов. Мы с Шоном наверху на пункте.

Перед нами просто скальные плиты. Мы одновременно почувствовали, леденящий душу, шум вверху над головой в тумане, там, где башня. В страхе смотрим туда и вот … они появились. Тупые, бездушные болванки из гранита размером с письменные столы, за ними свора поменьше. Укрытия нет, бежать некуда. В бесполезности (ну, что-то же надо делать…), в тщедушном порыве изо всех сил прижались около пункта к скалам, лицом вниз. И краткое как миг ожидание … КОНЦА! Удар, всесметающий вихрь выдергивает меня с места, и начинается страшное падение, полет, удары, кульбиты куда-то вниз. На мгновение глаза мои открыты к небу - лечу в потоке безобразно прыгающих, несущихся огромных камней. Потом опять какое-то приземление, перевороты, продирание по чему-то тупо-острому, тьма, переворот через голову, небольшие торможения. Все это в страшном грохоте разбушевавшейся стихии обвала. Вот я скольжу по какому-то снежнику, потом опять тьма, скалы, чувствую торможение, и я останавливаюсь головой вверх с раскинутыми ногами, на животе. Трясясь, вернее сотрясаясь, т.е. весь сотрясенный после этого страшного вертепа, как зверь выхватываю пространство. Где я и что со мной? Мозг работает, значит живой, пока. Ну, что с моим телом? Ведь боли, как таковой, как в обыденной жизни здесь уже нет. Весь организм потрясен до основания, до клетки, до мембраны…

Стою, значит ноги уже не поломаны. Что-то теплое, текущее из-под каски мешает смотреть левым глазом. Кровь. Значит где-то на голове выше левого глаза рана. Смотрю поочередно - вижу обоими глазами… Руки в большом количестве кровоточащих ран… Выплевываю слюну, крови нет - есть надежда, что легкие целы. Пытаюсь сделать шаг и резко припадаю на ледоруб. Острая боль в правом боку, начиная от ребер и ниже до таза - видимо, сломаны ребра и, может быть, поврежден таз. Нерадостно. Что-то там еще: могут быть большие неприятности с внутренними органами. Но мне пока не до этого. Наверху тишина. Я уверен, что таким камнепадом угробило всех наверху. Промелькнула мысль: смогу ли я в таком состоянии спустится самостоятельно вниз?

Тут слышу вверху голос Сереги, спрашивающего Шона (значит уже двое живы!), где Валера. Кричу: "Серега!". Видимо услышал: "Валера, ты где , живой?" Я кричу: "А вы как, как Шон". Что-то в этом духе идет перекрикивание…Через некоторое время из тумана появляется на зеленом репшнуре Дуг.

Дуг делает перила, хотя я ему втолковываю, что можно по-другому, я хочу быстрее на гребень! Он все мне кивает, как больному ребенку, а делает по-своему, долго… Наконец мы на гребне…

Вроде все мои самые первые диагнозы подтверждаются. Кровь шла из рассеченной брови, больше на голове травм нет. Не тошнит, значит нет сотрясения. На боку кровоподтек, но нога в суставе свободно вращается во все стороны, сижу нормально, значит таз цел. Уже хорошо. Ребра больно, но что с ними, выясним позднее, дышать вроде могу. Шон сидит рядом, сочувственно переглядываемся с ним. Ему не много досталось, но не как мне: камень попал по пальцу ноги и по груди около левого соска. Даже выплюнул сукровицу.

Спустились ниже до площадок…Еще в начале спуска мелькнула мысль, что нужно бы по горячим следам, пока все не разболелось, сегодня спускаться вниз до Б/Л. Но спускались мы довольно медленно и сюда-то добрались на рогах. Так что сейчас эта мысль показалась просто смешной."

Справка:
Ранее в 1986 году, В. Н. Першин совершил первое в истории зимнее восхождение на пик Коммунизма, где, участвуя в спасательной операции, получил обморожение ног и рук - провел 3 месяца в институте Склифасовского. Это отдельная история...

Яндекс.Метрика