На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Забег на Хан-Тенгри, как это было - 20 лет назад

Хан-Тенгри с юга

До 1993 года наверно самыми организованными забегами на высокие горы были забеги наших сильнейших альпистов советского союза в рамках отбора и подготовки к первой гималайской экспедиции на Эверест.

Затем появились примеры скоростных восхождений в лице Глеба Соколова, Анатолия Букреева и других на семитысячники и восьмитысячники. Результаты, которых поражали воображение.
Находясь, в этом году под пиком Коммунизма я познакомился 20 лет спустя, с Сергеем Пензовым, который был одним из сильнейших участников забега на пик Хан-Тенгри в 1993 году.

Сергей Пензов на вершине Хан-Тенгри.

Его самые теплые и добрые воспоминания, о том памятном соревновании вдохновили меня на эту статью, поскольку я тоже имел прямое отношение к этому поединку.

Начну от себя. Я, Кузнецов Андрей, был тогда молод, приехал со сборной Свердловской области на Южный Иныльчек. Наша сборная участвовала в Чемпионате СССР. Мне отводилась простая роль помогать в лагере, делать заброски и водить японцев.

Поскольку я был привязан к японцам, так уж получилось, что я не сходил на Хан-Тенгри.

Времени оставалось мало, а тут соревнования - забег на Хан-Тенгри, организованные Владимиром Анатольевичем Комиссаровым. Главным судьей был старший гид Сергей Клованич из Одессы.

Я пришел к ним и сказал, что я тоже хочу участвовать в забеге, на что Николай Шевченко (известный альпинист и руководитель альпинистов Сибирского военного округа), отвечающий за соревнования и Владимир Комиссаров спросили: "А ты кто такой? Какие восхождения у тебя в активе? и т.д."

За спиной у меня тогда был только пик Ленина, мотивация сходить на Хан-Тенгри и акклиматизация не выше 6400 м, т.к. из-за японцев выше я не поднялся.

Мне популярно объяснили, что я "зеленый" для таких соревнований, аргументируя: "что все участники опытные альпинисты - не с одним десятком восхождений на семитысячники,……и тем, что нам несчастных случаев на соревнованиях не надо… в общем свободен, сиди дома…"

Повстречавшись несколько раз, с организаторами мы все - таки нашли компромисс.

Поскольку они меня не знали, то попросили у меня поручительство какого-нибудь известного альпиниста, в котором будет указано, что я способен на самостоятельное скоростное восхождение на Хан-Тенгри.

Я стремглав побежал к Александру Агафонову, который на тот момент входил в десятку сильнейших альпинистов СССР. По работе с японцами он меня знал и поэтому поручился за меня, за этот поступок и за то, что верил в меня ему ОГРОМНОЕ СПАСИБО.

Вернувшись в судейский корпус с запиской от Агафонова, его авторитет и текст письма удовлетворил требования оценочной комиссии.

В то время только начинался коммерческий альпинизм - когда люди платят деньги и идут куда хотят. Имея за спиной школу Советского альпинизма, с четкими выстроенными правилами, процедурами и т.д. Николай Шевченко взял поручительство Агафонова и сказал: "Хорошо, сейчас другое время, раньше бы я тебя точно не пустил, но надо все - таки давать дорогу и возможность молодым…."

Далее с меня взяли расписку, что я сам сознательно иду на этот шаг, понимаю все риски и в случае чего, никого винить не следует.

Последним третьим условием со стороны организаторов была врученная мне военная радиостанция "Карат", которую я должен был тащить на себе во время забега и каждый час выходить на связь и докладывать - где я нахожусь.

ОГРОМНОЕ СПАСИБО Николаю Шевченко (светлая ему память) и Владимиру Комиссарову, которые пошли тогда мне на встречу.

Далее мне объяснили общие правила участия: На все соревнования отводилось трое суток, в течении которых, каждый участник имел право стартовать в любое удобное для него время. Ночью, днем, когда угодно. Важно только чтобы судьи заранее были оповещены и зафиксировали старт непосредственно в лагере у стартовой палатки. Отсечка времени по приходу обратно в лагерь.

Старт и финиш в базовом лагере Комисарова, который располагался на морене ледника Южный Инылчек на высоте 4100 м под пиком Горького, на вершине Хан-Тенгри в качестве доказательства каждый участник должен был повесить свой номерной замочек на треногу.

Я стартовал в 5-26 утра. Судья сказал, что в 5-00 передо мной стартанули двое американцев Алекс Лоу (погиб на Шиша Пангме) и Конрад Анкер (главный герой и организатор ретро восхождения на Эверест по пути Мэллори), которые специально приехали после Эвереста на этот забег, чтобы выиграть его.

Скоростное восхождение проходило в гордом одиночестве до 5500 м, затем я увидел спины Лоу и Конрада, что прибавило мне бодрости, поскольку они считались явными фаворитами этого забега.

Придя в снежную пещеру на перемычке, я встретил судей и американцев.

Американцы бежали в кроссовках до перемычки, я соответственно, в обрезанных валенках "прощай молодость". При виде моей уникальной обуви у окружающих на лоб полезли глаза, были какие то шутки, вопросы, но мне было не до этого, я был собран и заряжен на результат.

Короткие фразы, чай, одевание ботинок "Кофлак", кошек, системы. И вот я уже на перемычке - американцы впереди. Уверенно дышу в спину беглецам, но приходится каждый час - тратить силы и драгоценное время на развертывание военного 1,5 килограмового "Карата", выходить в эфир и докладывать свои координаты.

Поэтому я то догонял, то давал фору горовосходителям. Фора в сумме наверно была приличная;
- поскольку приходилось регулярно следить за временем,
- выходить на связь каждый ровный час, снимать быстро рюкзак,
- собирать антенну, вызывать лагерь и объяснять, где я нахожусь,
- разбирать антенну, паковать и одевать рюкзак.

Иногда было просто обидно, когда ты выходишь на связь и видишь, как соперники уходят все выше и выше, а в лагере просто проспали эфир.

При этом все остальные не пользовались такими привилегиями, а просто шли по дистанции.

Сокращая расстояние, приблизился вплотную к Конраду в кулуаре на 6700 м, и тут как будто у меня перекрыли кислород, тот, темп который я держал чтобы догнать американцев, чувствую, не могу поддерживать - закончилась акклиматизация…

До вершины мы шли плотно друг за другом, где-то на 6950 встретили Алекса Лоу, бежавшего назад. На вершине каждый быстро прикрепил замок и сразу вниз.

Как сейчас помню, двигались очень быстро, так быстро в припрыжку на высоте я больше никогда не передвигался.

Перед скалами на высоте 6750 м я вдруг запнулся и поехал вниз, СПАСИБО Конраду, который моментально вцепился в меня, а я вцепился в него и в перила, и тем самым не улетел вниз.

В кулуаре у меня слетела кошка, я потратил много времени пытаясь, замерзшими пальцами на весу ее одеть - к тому времени Конрад уже убежал далеко.

Далее происходило все просто и монотонно, спуск осуществлял быстро, как мог, проклиная, отечественные кошки, которые давно выбросить пора, навязанную мне рацию и каждый эфир.

Спускаться на перемычку в пещеру и палаткам ни кто из нас не стал. Днем раньше Пензов первым прошел напрямую с 6200 на плато через бергшрунд. Уже по его следам смелые Алекс Лоу, потом Конрад Анкер, а за ними и я съехали вниз. Бергшрунд был приличный, поэтому пришлось, набрав скорости перелетать метра 4 в воздухе через него.

Вниз - не вверх, достигаю места старта, а точнее финиша, судьи и еже с ними ожидают скороходов, отсекают мое время - 12 час. 30 мин. Пораженные моей прытью посыпались вопросы: "Ты кто? Откуда? Кто тренер? и т.д.

Я попросил попить. Выпил, кружку - две чая. А можно еще? Мне принесли из столовой уже целый трехлитровый чайник, с разведенным вареньем, который опустел в три секунды. Я вернул рацию, и сообщил, что моим тренером является Михайлов Сан Саныч (добрая ему память), А сам я из Свердловска....и т.д.

Удовлетворив любопытство организаторов, я побрел в свой лагерь, поужинал и баиньки. Утром вертолет и домой. В общем, все обошлось буднично и без церемоний.


Андрей Кузнецов и Александр Александрович Михайлов


Хронометраж скоростного восхождения Алекса Лоу от автора Сергею Пензову.

Недавно прибираясь, в одном из ящиков обнаружил тот самый ключик от пика Хан-Тенгри, который сейчас находится на почетном месте среди прочих спортивных медалей и регалий и напоминает, о том светлом дне - 20 лет тому назад.

Хочу поблагодарить Сергея Пензова, который с подвигнул на написание этой статьи, дополнил ее фактологически и выступил в качестве редактора-очевидца.

Некоторых участников тех соревнований уже нет в живых.

Вспомним их:

1) Алекс Лоу из США (погиб на Шиша Пангме)
2) Сергей Соколов из Златоуста (погиб на К-2)
3) Игорь Бугачевский из Екатеринбурга (погиб на Макалу)
4) Владимир Солобоев из Новосибирска (погиб на спасательных работах)
5) Константин Дорро (погиб в лавине в Карачаево-Черкесии)
6) Александр Михайлов из Екатеринбурга- мой тренер (пропал на Эльбрусе)
7) Сергей Туренко (погиб на Ушбе)
8) Николай Шевченко (погиб на Эвересте).

Андрей Кузнецов (Екатеринбург)


Яндекс.Метрика