На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Горы в моей жизни

По согласованию с авторами публикуем материалы, подготовленные к выходу "Книги 3 Истории альпинизма Екатеринбурга", которая пока не известно когда состоится...

Примеров В.П

Откуда и почему горы появились в моей жизни? Я рос в простой семье рабочих, на Уралмаше, где поблизости был Парк Победы (он тогда так не назывался), лес да заросшее озеро Шувакиш. В школе занимался плаванием, даже в турпоходы никогда не ходил. И все же, когда поступил в УрГУ, в 1966 году и увидел объявление о наборе в секцию альпинизма (АУ), мы с моим школьным дружком решили посмотреть, что же это такое.

И буквально через 2 недели наша секция выехала на Чертово Городище принимать участие в Закрытии сезона "Буревестника", был конец октября, уже выпал снег, мы шли со станции Гать, через болото с гатью, другой дороги не знали. Ну, пришли на скалы, тут мне старшие товарищи и говорят: "Надо участвовать в соревнованиях, у нас народу не хватает в команде". Что? Какие соревнования? Я и за скалы то никогда не держался. "Ничего, говорят, мы тебе поможем, будем подсказывать, за что браться, куда ноги ставить". Уговорили, и вот я в шапке-ушанке, свитере, в китайских кедах "два мяча" полез. Руки к скале примерзают, кеды соскальзывают. "Старшие товарищи" весь голос сорвали, корректируя мое страдание (назвать это лазанием язык не поворачивается). Однако за 7 минут я добрался до финиша, не сорвался. Меня хвалили за волю к победе, и даже одна девушка-филолог поцеловала. Этот факт оказался решающим в том, что я остался в АУ.

А потом были зимний поход на Конжак с альпинистами. Смотрю на старую фотку и поражаюсь, все в телогрейках или, как я - в тулупчике, лыжи с полужесткими креплениями! Как мы ходили?! Таскали на себе абалаковские рюкзаки, тулупы, валенки, тушонку, самодельные бахилы и т.д. и т.п. И ничего, ходили, спали в тяжеленных ватных спальниках, на ногах - кондовые лыжные ботинки из свиной кожи. У нас была замечательная компания: доцент УрГУ, препод матфизики, студенты физики и математики.

Вечерами у костра, после тяжелого походного дня велись умные разговоры про политику, науку, вообще про жизнь…Время то было - хрущевская оттепель! Споры про "физиков и лириков", освоение космоса, везде какая-то движуха, поэты Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина - открывался большой и интересный мир! И вот это общение, разговоры, открытия перекрывали все тяготы походной жизни, поэтому уже зимой 67-го я без колебаний собрался в поход на Яман-тау. Тогда эта высшая точка Южного Урала была открыта для туристов и считалась весьма трудным походом и восхождением. Места то были дикие, хотя и населенные. Работала узкоколейка, работали леспромхозы, например, мы ночевали в поселке Юрюзань. Там кипела жизнь, было домов 30, изба-читальня, Клуб, столовая, все такое. Снегу было - ну, оооочень много, чтобы добраться до горы торили лыжню, это была тяжелая работа!

С тех пор мы (ребята из АУ) регулярно ходили в походы, не смотря на то, что уже серьезно занимались альпинизмом. Исходили весь Северный и Южный Урал (Серебрянка, Конжак, Денежкин, Семичеловечий, Косьвинский Камни, Таганай, Шолом, Иремель). Делали самодельное снаряжение: шили сами пуховки, экспериментировали с едой в походах (однажды пошли на Денежкин без мясных консервов, чуть на протянули ноги), ходили зимой без палаток и спальников, используя костер и тент (нодья), пилы укороченные с ручками и пр. В этих же походах и в горах "проверялись" и наши подруги, которые впоследствии становились женами (если проходили испытания походным бытом))).

Вернемся к 67-му году. Весна, народ из АУ готовится к традиционному слету на горе Азов. В первый раз еду на Азовку! Конечно, незабываемая демонстрация, Саша Меленцов - математик богатырского телосложения нес на вытянутой руке толстенный дрын, на верху которого болталось нечто похожее на флаг. Все - в черных телагах (как зэки), "парад" принимали: Земеров В.И., Данилович А.К., Кикоин А.К. Как эта демонстрация отличалась от тех, когда мы со школой ходили от пл. 1-ой Пятилетки на Уралмаше до Пл. 1905 г.! Здесь люди шли не из-под палки, а по велению души, и лозунги кричали не штампованные, советские, а какие-то свои, альпинистские. А большой костер на поляне?! И песни, песни, непривычные, не эстрадные, а опять же какие-то свои. Боже! Как все это было ново, интересно, хотелось узнать этот новый мир поближе, быть там своим! Но завершилась первая Азовка весьма интересно. Приехали в город, тополя уже были в первой зеленой дымке свежих листочков, расставаться никому не хотелось, а пошли в парк П.Морозова, что рядом с Универом! "Старшие товарищи" быстро сгоняли в ГПУ (Гастроном против Университета), закупили бутылок 5 "огнетушителей" с каким-то портвишком, тут же в Парке под веселые разговоры их прикончили, сложили бутылки звездочкой на свежей травке и совершенно довольные собой разошлись по домам.

А в сентябре этого же 67-го я поехал по путевке в альплагерь "Алибек". Все лето работал в Универовском стройотряде "Оптимист", строили птичники, заработал "кучу" денег и поехал на последнюю смену в альплагерь. Сказать, какое впечатление на меня произвели виды Белалакаи, Сулахат - значит, ничего не сказать, а сам лагерь! С его бассейном, который наполнялся водой из горной речки! В моем отделении оказались 2 великовозрастных мужичка-инженера из Москвы, лет под тридцать каждому. Оказались они в альплагере совершенно случайно - им в профкоме предложили две горящие путевки на Кавказ. Ну, они и клюнули, собрали ЧЕМОДАНЫ (!) и рванули, а когда их из Теберды повезли в "Алибек", он все поняли, но… было поздно! Была там также тетенька из Куйбышева что-ли (Самара сейчас называется), мастер спорта по лыжам. Из-за нее я чуть не утонул в Черном море (об этом позже))). Да! Та поездка просто перевернула сознание: конечно, горы! Но не только! Заплыв на спор в бассейне с ледяной водой, песни в исполнении самого Визбора в переполненной столовой-Клубе, чешское пиво (фантастика для 1967 года!) в шашлычной у дяди Гриши, которая (шашлычная) была в сотне метров ниже самого лагеря, нежнейшие крокусы на поляне, занесенной выпавшим ночью снегом. Из лагеря возвращались пешком через Клухорский перевал в Сухуми. На перевале прямо в 3-х метрах от тропы можно было запросто найти гильзы и проржавевшие железяки оставшиеся со времен обороны Кавказа. Так что слова песни "Где снега тропинки заметают…" были для нас не абстракцией, а обретали и зримость, и причастность.

В 1968 мне досталась путевка на последнюю смену в альплагерь "Уллу-тау", что тоже на Кавказе. Там мне не повезло, инструктора до нашей смены участвовали в какой-то жуткой "спасаловке", были измотаны и физически, и морально, поэтому при любой возможности (опоздание на зарядку, например) списывали из "значков" в новички. Вот и меня списали за то, что при спуске с какой-то вершины, идя по леднику, я поскользнулся и самозарубился. Нормальный инструктор похвалил бы, а наш меня списал, за то, что поскользнулся. Мне снова пришлось пройти Программу на "значок" и сделать зачетное восхождение. Так, я во второй раз стал обладателем металлического кружочка с буквами "Альпинист СССР".

И далее моя альпинистская стезя продолжалась все по лагерям, да по лагерям.

1970 - "Талгар". Кстати, был в одном отделении с Казбеком Валиевым, впоследствии ставшим знаменитым альпинистом, восходителем на Эверест, другие гималайские вершины. Опять же, кстати, ничем тогда выдающимся от нас не отличался. 1971 - наша Университетская команда под руководством Владимира Ивановича Земерова выехала на сборы в альплагерь "Узункол", что на Кавказе опять же. Несмотря на то, что с Земеровым у нас часто происходили нелицеприятные разборы восхождений, а иногда и взаимных претензий, мы очень продуктивно тогда походили - за смену поучаствовали в "спасаловке", сходили где-то восемь гор, закрыли 2 -е разряды, познакомились с француженкой Карин Мазон. Далее вплоть до 1976 года ходить своей Универовской командой как-то не получалось. Я, например, делал восхождения в "Дугобе" и в "Варзобе" (кстати, ночевали по приезду и отъезду в Душанбе нашей свердловской группой на квартире у Лени Лапшина, он тогда служил в Таджикистане)),где впервые залез на "четверку б" (в. Шлем СЗ).

И вот 1974 г. Наверное, самый "звездный" год моего альпинизма. Не знаю, кто (может, Леша Лебедихин, может, Серега Ефимов, или Мишаня Самойлин) порекомендовали принять меня в легендарный спецотряд "Буревестник". Этот отряд молодых альпинистов и скалолазов уже прославился на весь СССР тем, что укрепил в сетку "КАМЕНЬ" (несколько сотен тонн) нависший над плотиной Токтогульской ГЭС - высокогорной электростанции. Эта ГЭС была возведена на горной реке Нарын в Таджикистане. В 74-ом спецотряд был разбит на три отряда: один работал на месте начинавшейся строиться Курп -сайской ГЭС в Таджикистане, второй на Красноярской ГЭС в Дивногорске и третий собирал мачты ЛЭП тоже в Таджикистане (там, кстати, работали С. Ефимов, М.Самойлин, кажется, Е. Виноградский). Я по какой-то причине приехал в Таджикистан с опозданием, прибыл к месту работы отряда на Курпсайской ГЭС, когда отряд уже работал там несколько дней. Из знакомых там была Надя Анисимова.

Жара стояла страшная, июль, Таджикистан. Работу начинали утром, поле завтрака, как дома, часам к 8-9 дышать уже было нечем, ложились в робах под кран с якобы прохладной водой, чтобы хоть на время охладиться, шли на склон работать абсолютно вареные. Так работали дня два, пока местные не надоумили: вставать в пять, с 6 до 10 работать, с 10 до 16 заниматься своими делами, с 17 до 21 снова работа. Отряд прокладывал воздухопровод на крутых склонах гор, соединяли - скручивали трубы длиной метров 5-6 в куски по 4 таких трубы, однажды пожадничали - решили сверх нормы прикрутить не 4, а 6 труб, а они возьми, да поедь вниз по склону, и все всмятку! День работы - насмарку!

Там познакомился с крутыми альпинистами и скалолазами: прежде всего с Олегом Космачевым - неоднократным победителем разных всесоюзных соревнований по скалолазанию, питерцами Ниной Новиковой, Витей Новиковым, алмаатинцем Пашей Поповым и другими. Но до конца срока я в этом отряде не доработал, так как меня отправили в город энергетиков Каракуль помогать скульптору делать памятник главному инженеру Токтогульской ГЭС, инициатору создания Спецотряда "Буревестник" Аксенову (так, кажется, была фамилия этого человека), который умер в 73-ем. Памятник представлял из себя огромный камень розового гранита, посередине камня был прорублен желоб, символизирующий слив плотины, а внизу на полированной поверхности фамилия и даты. Вот я специальным инструментом помогал скульптору делать этот памятник.

В рамках деятельности спецотряда была не только работа, но и соревнования. Например, мы поучаствовали в соревнованиях спасотрядов Таджикистана в "Варзобе" и даже заняли почетное 3-е место. Потом команда Спецотряда "Буревестник" участвовала в соревнованиях по, как бы сейчас сказали "промальпу". Соревнования проходили на скале рядом со створом Токтогульской ГЭС (?). Команды должны были на время, используя только альпинистское снаряжение, подняться по скале метров на 50, затащить наверх тяжеленный перфоратор, пробурить им отверстие глубиной в полметра и спуститься в полном составе на финишную площадку. Это, конечно, было ЗРЕЛИЩЕ! Больше ничего подобного я в своей жизни не видел! По оригинальности эти соревнования напомнили мне заплыв в солдатской форме с автоматом за спиной на скорость в Питерском бассейне на Чемпионате Вооруженных Сил СССР по плаванию в 1965 году! Каких только сорев не придумывали в Советском Союзе! Но … было Весело!

Итак, закончив работу на объектах народных строек, весь Спецотряд отправился проматывать большую часть заработанных денег в горах, как и было задумано организаторами. Нас забросили под Ягноб (Замин Карор) для проведения Сборов по альпинизму. Туда же подъехали ребята, которые работали на Красноярской ГЭС. Там я познакомился с Витей и Олей Маркеловыми, Колей Бураго (питерцы), Серегой Пензовым (Северодвинск) и Володей Коломыцевым (Москва) и другими асами нашего альпинизма. Самое сильное впечатление произвела на меня высадка из грузовика легендарного Адика Белопухова. Подъехал грузовик с крытым кузовом, оттуда выпрыгнул белобрысый здоровяк (Миша Петров), открыл задний борт и, по-моему, выгрузил из кузова вместе с инвалидной коляской сидевшего в ней Адика Белопухова.

Для тех, кто не в курсе, А.Белопухов - неоднократный Чемпион СССР по альпинизму, доктор технических наук, муж балерины Большого Театра был сбит машиной во время его пробежки по шоссе. Был переломан позвоночник, ноги. Адик выжил, но вынужден был передвигаться в инвалидной коляске, так как ноги отнялись. Но Адик не сдавался, защитил докторскую, в горах на своей рычажной коляске, говорят, поднимался по трассе на Анзобский перевал. С гривой длинных волос, в огромных роговых очках, с торсом Геркулеса: таким предстал перед нами этот удивительный Человек. Он был назначен руководителем наших Сборов.

Вообще эти Сборы отличались большим количеством легендарных личностей, например, Маркеловы - неоднократные Чемпионы СССР и ВЦСПС по скалолазанию, Чемпионы Сов.Союза по альпинизму в техническом классе , а чего стоил Гена Шрамко, неоднократно "раздетый Мастер спорта СССР" за разные шалости, типа - занес на спор на пик Ленина раскладушку, и на вершине немного отдохнул, лежа на ней.

Нина Новикова - Чемпионка СССР по скалолазанию, Серега Пензов из Северодвинска, который впоследствии несколько раз поднимался на Эверест и другие восьмитысячники. С такими ребятами и с таким руководителем можно было восходить на классные горы по классным маршрутам, что мы и делали. Хотя там у меня были первые "пятерки", я не был статистом, два ключевых участка на 5а Замин Карор (через пещеры) и 5б Замин Карор ( по Сивцову) отработал лидером. Особенно запомнилось прохождение камина на маршруте Сивцова, который и внешне и по лазанию напоминал маршрут "Авиатор" на Столбах. Проблема была только в том, что камин был сырой, по стенам его стекала водичка, и что-то бить было некуда, так как стены камина были зализаны и трещин на них не предвиделось. Короче, я лез метров 10-12 без единой промежуточной "точки", мало того, наружная стена камина становилась нависающей. В общем, когда я вылез из этого чертова камина и увидел первую попавшуюся трещину на скале, я с таким остервенением и радостью замолотил туда швеллер, что его последний выбить не смог! Наша "5Б по Сивцову" вошла в список лучших восхождений этого года (Ежегодник Советского альпинизма "Побежденные вершины" за 1974 г.)

Следующее свидание с большими горами у меня состоялось в 1976 году, когда (наконец-то!) мы смогли выехать своей Университетской командой в альплагерь "Артучь". Состав: я, Васильев Г., Киржайкин А., Перевалов С., Варшавский П. Команда хоть и своя, но все с разным альпинистским багажом: у кого руководства нет, у кого гор до разряда не хватает. В общем, полсмены работали друг на друга, в основном я - на всех, так как у меня для пятерок все уже было. Инструктора у нас были из Питера: Эдик Часов и Сергей Тюльпанов. Как то они мне предложили кинуть свою команду и идти на пятерку с другими ребятами, типа, что ты ходишь по "двойкам", "по тройкам", давай иди (не помню, с кем) на пятерку! Но я не согласился, они не одобрили моей верности команде и всячески нас тормозили. Короче, мы сходили только "Марию 4б" и "Алаудин" 4а из серьезных маршрутов. На Марии все схватили горняшку, кажется, я больше всех, но на площадке для палаток, где- то на середине маршрута, легли, поспали часа 2 и потом уже благополучно свалили вниз. Правда, Толя Киржайкин в своих мемуарах рассказывал, что я чуть не "порхнул" метров с пятисот, зацепившись рюкзаком за камень, но я этого в упор не помню.

Почему-то следующий год не позволил нам продолжить ходить в горах нашей командой, и я поехал один в альплагерь "Дугоба", самый "пьяный" лагерь, в каких мне удалось побывать, там же в это в это время были Валера Першин и Балезин, когда они за сезон промолотили 11 гор и сделали мастеров. И еще я оказался в одном отделении с Надей Анисимовой (УПИ), и мы сделали с ней 4б Мехнат в двойке, но потом весь лагерь участвовал в грандиозной "спасаловке" по транспортировке Васи Гладкова, который погиб на Ак-Таше. И все восхождения запретили. Запомнилась эта смена еще тем, что во время скальных занятий на Пупе Сельского я нагрузил какой-то откол и улетел вместе с ним метров на 7, приземлился на арче, а камень сверху "догнал" меня и заехал по голени, сделав там внушительную дырку. Дырку законопатил мумием и продолжал восхождения и занятия.

Год 1978 как то совсем выпал из моей горной биографии что в альпинизме, что в скалолазании. Зато в следующем 79-ом мы организовали свои сборы на базе альплагеря "Варзоб". И в немалой степени этому способствовал КЮВ - Красноухов Юрий Васильевич, кажется, из Питера, старый друг и знакомый наших свердловских альпинистов. Он тогда был там начучем. Наша команда: ВП, Серега Перевалов, Паша Варшавский. Я, как наиболее опытный из этой троицы, был руководителем и основным забойщиком на маршрутах, так как, кажется, уже был к тому времени КМС-ом по скалолазанию. Там мы прошли 5А ТУ, причем до сих пор помню какое-то коварное лазание по "титькам" из спрессованного песка: ни забить туда ничего нормального нельзя, ни нагрузить по-человечески. Еще потом пролезли 5Б Замин Карор (по Лаврухину). Что-то около 10-12 часов непрерывного лидирования до судорог в предплечьях, ночевка на площадке перед вершиной (с одной пуховкой на троих!!!)

Завершала мой спортивный альпинизм поездка по коллективной путевке в альплагерь "Высотник" в 1980 году в составе весьма интересной группы: сплав опыта и молодости - мужики в возрасте за 40, Богомолов Виктор Федорович, Валера Марковский, Вадим Брусницын, главный архитектор Гражданпроекта Кусенко Володя и "молодежь": я, Серега Перевалов, Жека Подкорытов, Леха Жаворонков, Серега ЖЖЖЖЖЖ, Толя Киржайкин. Было весело, народ оказался весьма симпатичный, "старики" держались здорово, мы даже с ними прошли 5б пик Сыновей по стене, которую заявили на Чемпионате ЦС ФИС , и даже это восхождение заняло приличное место (не помню какое). Запомнилось оно тем, что Валера Марковский сломал кошки на первых веревках, которые шли по льду, я шел необработанный участок по присыпанному снегом льду, причем, снег был такой, что кошки до льда не доставали , приходилось буквально красться или наоборот перебегать от одного скального островка к другому, бить было некуда, и ледовых крючьев почему-то у меня не было. Короче, когда я дошел до скал, памперсы можно было выжимать. До сих пор помню, с каким наслаждением я замолотил крюк для закрепления перил, он звенел, как гимн жизни! Как мы ни старались, но на спуск мы не успели, пришлось рыть яму в снегу почти на вершине и спать там буквально штабелями - один на другом.

Ну, можно подвести краткие итоги моих занятий спортивным альпинизмом.

Разряд - КМС. Совершил более 50 -и восхождений, из них 3- 5б к.тр. Инструктор альпинизма 3-ей категории. Судья 3-ей категории по альпинизму. Совершил первопрохождение двух маршрутов и классифицировал их (Северный Урал, в. Серебрянский Камень 2б к.тр., Швейцарские Альпы, в. Аллалинхорн 2б к.тр.). Взошел на "знаковые" вершины Мира: Арарат (5137 м), участвовал в праздновании 100-летия первого спортивного восхождения на Олимп (2013), организовал восхождение команды на Маттерхорн (2015).

Закончив восходить как спортсмен, я продолжил "дружить" с альпинизмом, как инструктор, тренер и восходитель "для души". Где-то с 1976 года я серьезно занимался спортивным скалолазанием, и с 1980 полностью переключил свой интерес на него, горы отступили на второй план, к тому же с 1978 года появилась семья.

Активно занимался скалолазанием вплоть до 1987 года, выполнил Мастера спорта СССР в 1982 году на Пер-ве ВЦСПС, дальше надо было кормить и воспитывать троих сыновей. К тому же наступила "перестройка", а дальше "лихие Девяностые", было не до спорта, по 2-3 раза в год "висел" на сидушках, занимаясь Промальпом. Кстати, мы красили купол нашего Екатеринбургского Цирка в 1979 году, красили внутренность кино-концертного театра "Космос" и т.д. и т.п. В этот период с большими горами виделся редко, только во время организованных мною детских экспедициях Программы "Дети и горы". 1988, 89 гг. - Кичик Алай ( с Земеровым В.И.), 1990 - Чимган, 1991 - Чимбулак. Однако уже не совсем спортивные, мы совершали восхождения на довольно приличные горы, например, в 1989 залезли на пятитысячник Алайского хребта - пик Скобелева. В двух детских экспедициях мы - старые альпинисты: Валера Урядов, Андрей Чекуров, Мишка Токтуев, добывали мумие в горах Кичик-Алая.

По поводу моего тренерского опыта в альпинизме.

С 1967 по ~1980 гг. я был бессменным лидером Альпсекции УрГУ (АУ), а с уходом Козлова В.А. в 1972 г. в армию стал капитаном и тренером сборной АУ по скалолазанию. Под моим руководством тренировались будущие Мастера спорта СССР, чемпионы СССР и Вооруженных сил: Мамаев С.В., Мамаева И.И., Бобылев А.Ю., Гержа С.Л., Федоров Ю.С., Зимин С.Т., Михайлов А.В., Атюкина Т.И., Киржайкин А.Г., Перевалов С.П. и другие. Тренировались и в альпинизме (лекции, альпиниады, альплагеря, сборы) и в скалолазании, как базовом виде спорта. Оборудовали в подвале общаги, так называемый "зал штанги", построили там примитивные тренажеры для лазания, занимались там СФП и силовой подготовкой. В большом спортзале УрГУ на Кубышева, 48а из ворованных досок соорудили пятиметровые тренажеры для лазания, и даже! эти щиты могли изменять угол наклона (конструкция В.Козлова). На скалах наматывали километры скал, отрабатывая технику и скорость, тренировали связки. Все это было замечательным "фундаментом" для того, чтобы отлично чувствовать себя в горах на любых маршрутах.

Считаю, что я также способствовал тому, что мои сыновья стали Мастерами спорта России по разным видам горного спорта. Старший - Даниил - по альпинизму, Чемпион России в снежно-ледовом классе (2002), бронзовый призер Чемпионата России в техническом классе (2006), восходитель на в. (Дагестан). Николай - мастер спорта по ледолазанию, Чемпион Мира 2007 г., неоднократный призер и победитель Этапов Кубка Мира по ледолазанию, восходитель на Маттерхорн по северной стене (маршрут Бонатти) за 13 часов. Павел - Мастер спорта по скалолазанию.

В совсем новое время - с 1995 и до ныне альпинизмом занимаюсь, как тренер и организатор многочисленных альпинистских мероприятий: альпиниад, сборов, Фестивалей "Европа - Азия" для детей и молодежи.

Только Альпиниад на Северный и Южный Урал провел около 20, Международных молодежных Фестивалей "Европа - Азия" - 16 (с 2002 года по сей год). В рамках Альпиниад и Фестивалей совершались как учебно-тренировочные, так и спортивные восхождения от 1б до 3б к.тр., включая подъемы на такие знаковые вершины как Олимп, Арарат, Маттерхорн и другие.

За это время сотни молодых людей приобщились к альпинизму, а 2 члена Молодежного горного Клуба "Восхождение" ( который я организовал в 2004 году) Динисламов Альберт и Коновалов Олег (КМС-ы по альпинизму) заняли 5-ое место на Чемпионате России в скальном классе в 2013 году, в составе сборной Свердловской области в Российских соревнованиях по альпинизму участвовал Ткач Николай ( также член МГК "Восхождение"). В 2017 году Альберт Динисламов выполнил норматив Мастера спорта России по альпинизму в скальном классе. Олег и Альберт были также победителями и призерами Чемпионата УрФО по альпинизму. Ребята МГК "Восхождение" в 2007 году своими силами смонтировали в помещении Клуба "Ракета" боулдеринговый скалодром, где учатся основам лазания, Клуб также имеет свою материальную базу (веревки, кошки, ледорубы и т.), в рамках деятельности МГК организовывались встречи с известными уральским альпинистами Виноградским Е.М., Болотовым А.В., Першиным В.Н. и др.

Вот сейчас почти все.
С уважением Примеров В.П.
08.01.2018

Еще на нашем сайте:

Стихи Примерова В.П.

К юбилею Примерова В.П.


Яндекс.Метрика