На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Грузинские лавры

По согласованию с авторами публикуем материалы, подготовленные к выходу "Книги 3 Истории альпинизма Екатеринбурга", которая пока не известно когда состоится...

Байченко Ю.П.:

Всё с чего-то начинается. Это - с перевала Бечо, на который мы выходим, покинув машину. Ещё темно и есть время познакомиться. Мы, это - команда Урал ВО, капитан Саша Михайлов, воспитанник УПИ и армейского альпинизма, организатор, прямой и понятный лидер. Женя Муравьёв, он постарше всех, опытный и мудрый аксакал. Юра Байченко со своим набором данных в необходимых пропорциях и двое из каменской школы скалолазов и альпинистов: спокойный и выдержанный Валера Самойлин и самый молодой - Коля Харитонов, ждущий только отмашки капитана.

Наша цель редко посещаемый маршрут Старицкого на Ушбу, старт за перевалом, из Грузии. По-прежнему темно, лишь там, над самым хребтом, светлеющее небо. Через полчаса начинаем различать вокруг то, что поближе и чёткий контур хребта. Ещё немного и уже виден весь путь до перевала. И на той его части, где снег, можно различить тёмные точки. Всё наше внимание там, у этих точек. Даже вид только-только осторожно окрашенных макушек не отвлекает, похоже, они, эти точки, двигаются вверх.

Вся эта картина ещё в тени и не ясны формы и размеры точек. Гадаем, предполагаем, шутим и вдруг понимаем, что точек всего две и вторая - явно животное, и это корова. Разрядка очень кстати. Веселимся, предлагаем варианты, ситуации. Итог подводит Женя, сообщая, что перевал Бечо - это канал связи, торговли и общения соседей по разные стороны хребта. Между тем канал оказался непростым, Зорька провалилась и отдыхала минут десять на животе, потом с помощью ведущего благополучно взошла на перевал, очевидно категории 1 Б. А когда-то в шестидесятых в группе туристов-свердловчан здесь была сломана рука. Несмотря на пожелание командира Саши Михайлова, Зорьку мы так и не догнали, остановившись на привал в райском местечке прямо на тропе. Оказалось, он был не случаен в этом месте. Погуляв вокруг, обследуя уголок рая, Женя ненавязчиво предложил набить карманы лавровым листом, что явно нас не обременило в итоге.

Ночуя в диких садах в километре от селения Гуль, хотели утром рано пройти его, не беспокоя обитателей. Вышли затемно. Впереди - Валера, Коля и Юра. Их и остановили две женщины, вдруг вышедшие из ворот. Они сказали, что в селе свадьба и нас приглашают остаться.

Конечно, остаться мы не могли, но в качестве подарка молодым предложили карабин для свадебного танца в связке. В итоге мы всё-таки ушли, нагруженные холодным мясом и чем-то ещё. И как же мы были благодарны ещё не начавшейся свадьбе, проходя мимо сторожевой башни с бойницами, опустевшего и отдыхающего перед свадьбой селения Гуль (что значит цветок). Благодарные за радушный приём, поднимаемся к вершинам Грузинской Мекки, давно и заслуженно увенчанной славой и лаврами за Крест Ушбы, Зеркало Хергиани, и многие Ушбинские тоже лавровые вертикали, даже киношные….

Непогода. Сидим в середине маршрута, до "крыши" стометровый угол, а он весь пока покрыт льдом. Армейское сидение (не путать гласные), день второй. А хотели ещё успеть на Эльбрус это серьёзно. На душе неясно и муторно, это несерьёзно. Ветра нет, просто валит снег. Для бодрости духа переезжаем этажом выше метров на десять. Поработали отлично. Теперь есть вдруг этажная ночёвка, все удобства, хорошее настроение. И не скучно. Спасибо Саше и нашему аксакалу, Жене что мы здесь и сейчас. Похоже, что кто-то из них тут уже был ранее. Уж больно грамотно расставлены все позитивы, не исключая погоду и приоритеты.

День четвёртый. Погода, слепящая, пришла утром. Кавказ, красавец даже в будни, вчера вдохнувший всё, что мог, готовит выдох, полной грудью. На спуск не дав контрольный срок. Мы вылезли на крышу, слегка испортив ей конёк безобразной трещиной на карнизе, рухнувшем под Сашей. Уже на спуске встретили двух австрийцев, спешащих снять нашу записку. У них тоже всё в порядке, как в той шляпе, что на их клубном красивом знаке.…

Выполнены задача и долг, открыт армейский маршрут. Уносим ноги, отросшие бороды и лавры с вишни нашим жёнам мимо скромного холмика Пети Егорова. Оглядываемся, ещё висят на честном слове снега нетронутых лавин, Эльбрус пока не хмурит брови и опоздавших ждёт мужчин….

От А до Я. ТАК ТОЖЕ БЫВАЕТ…

Всё, что случается на пути к нашим целям, не бывает без трудов праведных, огня, воды, медных труб, само собой, и ещё чего-то индивидуально. Весь этот негатив, хотя и в любом порядке, является обязательным, и даже интересным, если результат воспринимать не без юмора. Мои трубы звучали полгода от рождения до призыва отца на войну с японцами. С остальными элементами обязательной программы дефицита не было. В шесть лет сумел вовремя выбраться из под колеса лесовоза, а осенью из-подо льда. В обоих случаях и свидетели, однолетки, все остались живы. В четырнадцать лет в степях Казахстана ночью сгорела наша палатка подсобных рабочих геологической партии, и тоже обошлось без потерь. И тут негатив стал выдыхаться, не доводя до крайности в дальнейшем.

Потомок чалдонов и казаков пограничников, тех ещё романтиков, девятнадцатого века, родился, учился, работал, проводил отпуска и спортивные сезоны за редким исключением здесь, в границах бывших Омской и Оренбургской губерний и их ближних и дальних рубежей от Памира до Заполярья. Именно там, на заставах южной границы страны Семёнов-Тяньшанский набирал казаков в две экспедиции девятнадцатого века в Среднюю Азию, к будущим новым границам.

Не мой ли южный прадед и более северный предок виноваты в том, что меня до сих пор тянет в обе стороны. Возможно, но не факт.

А вот факты. Большой Бум скалолазания и альпинизма на моей памяти с апреля шестьдесят первого. Чёртово, Азовка, Ала-Арча, свадьба и месяц в Варзобе-63 на сборах с Малютиным, Костиным, Пономарёвым и Монаковым завершили романтическое начало. Из интересного тех лет на Азовке: парад принимает поднятый на стременах Кикоин А.К. Ему сверху виден первомайский призыв Даёшь атомный чайник и твёрдое обещание панталонов различных расцветок на лозунгах.

А через год вместе с моими двумя наставникАМИ, тренерАМИи и друзьями Виталием Малютиным и Сергеем Согриным, уже имевшими незаменимый опыт зимнем туризме, альпинизме, спасательных работах 59 года, начата удачная попытка создания команды. За три года пройдена школа регулярных Азовок, скал нашей области, академического лагеря Узункол, получены удостоверения инструкторов альпинизма. Одновременно изготовлены комплекты специального снаряжения и одежды, выполнены и подтверждены требования к участникам чемпионата страны и, наконец, подана заявка на участие в сезоне-69, выполненная командой вместе с В.Земеровым восхождением на в. Кирпич в том же году.

С Виталием мы из одной группы мехфака, одной комнаты общежитий, на скалах вместе с 61 года. Он большой и всегда добрый, мой свидетель на свадьбе. Красиво завершил карьеру памирским пиком 7495м. в моём присутствии, отказавшись затем от сезона-71 по здоровью. С грустью и теплотой вспоминаем с Серёжей при встречах о совместно задуманных с Виталием делах уже без него.

Сергей, и есть автор большинства идей и выполненных задумок от альпиниады и школы младших инструкторов до планов выполнения нормативов МС и участия командой в чемпионатах страны. Человек многих талантов по жизни, архитектор, строитель, организатор, устремлённый в перспективу, автор книг и публикаций, восстановивший себя как спортсмен после тяжёлой травмы, уважаем всеми, кто знаком с КСП Таджикистана с семидесятого года и вообще человек интересной и нелёгкой судьбы.

Быть в команде бесспорно лучшее в этом виде спорта. Одинадцать сезонов из семнадцати в командах Манакова, Земерова65, Согрина, Михайлова, Ефимова Бориса, и лагеря "Артуч" - это хороший результат для романтика и инструктора. Кажется я никуда не спешил, был всегда готов и рад своевременным приглашениям, не без моих усилий конечно, и в нужное время начинавшиеся сборы разрядников, экспедиции на пик Свердлова, московского общества ТРУД в центральный Памир, и в команды Согрина и Михайлова. Надеюсь, это во всех случаях было взаимно.

Команда Саши Михайлова, она же Урал ВО и СКА 17, появилась согласно росчерку пера, по приказу министра в 75 году и поэтому все заслуги по её созданию, комплектованию и результатам принадлежат Саше. Он воспитанник УПИ и армейского альпинизма, прямой и понятный лидер. Здесь от своих капитана и товарищей по связке старались не дожидаться команды или просьбы . Всё решалось, , готовилось и делалось заранее, а обсуждалось только после возвращения, внизу, когда бывало время. После 77 года просьбы, даже с вопросом, стали реже и чаще не ко мне. Пришло молодое поколение и в команду Михайлова. И так приятно сейчас, через сорок лет, и вспомнить, а иногда и увидеть живыми и здоровыми каменцев братьев Алексея и Николая, улыбающегося Геннадия, скромного Валерия, и высокого черноволосого горожанина Владимира.

За пять лет команда, в составе которой побывали Марковский В,Муравьёв, Е,Волынец , Г.Крылов, В,Акшинцев, Ю,Задворьев, Ю,Казанцев С и другие, дважды успешно участвовала в чемпионатах страны и девять в чемпионатах Вооружённых Сил, где имела авторитет.

Свидания команды с классиками марксизма ленинизма, последствиями дела их рук, пиками 7495м и Революции были только разведкой в связи с известными событиями 77года на ПФП и другими причинами. Монументы над Пянджем, кроме пика Лукницкого, устояли. Правда, позже в городе был снят портрет Ильича с фасада на одной из центральных улиц...

А моя спортивная карьера завершилась естественным образом в 79 году двумя восхождениями реальными и символическими одновременно, что называется от А до Я. Это вершины Ак Кая, и Ягноб. Первая в ущелье Безенги, на очном чемпионате страны, первопрохождение в скальном классе. Наш собственный судья не дал первое место и вынул золото из карманов команды Урал ВО. Мне было 41год, а через три месяца ввели для таких возрастной ценз. Вторая в лагере Варзоб, маршрут Капитанова шестой категории. Эти пять суток считаю подарком друзей, судьбы и свыше, в долгу у которых я сорок лет. Это моя последняя вершина вообще и в такой компании, с женщиной. По предложению Леонида прошёл последнюю верёвку.

Благодарен Лапшину Л, Красноухову Ю, Шацкой Л, Согрину С. Слабым утешением служат несколько строк о тех днях в стихах с названием СТЕНА. Остаётся загадкой, как эти люди смогли оказаться в одной точке в конце сезона, не договариваясь с автором этих строк.

Тепло вспоминаю Виталия, Валерия, Евгения, Юрия, упомянутых выше.

Есть ещё команда моих друзей путешественников по хребту и его рекам от Ауспии до Байдарских ворот и далее до залива. Двенадцать сезонов после 85 года я был участником сплавов и походов в её составе, но это уже другая история.

Байченко Юрий Петрович , мастер спорта СССР по альпинизму.
Наставники и тренеры Малютин В., Согрин С., Михайлов А.

О достижениях. Они всегда коллективные, командные , хотя рюкзак на вершину несёшь сам. А люди всегда рядом и от них зависит почти всё и столько же от каждого. И поэтому главное, это с кем вместе достигнут результат.
Участие в экспедициях на п.Свердлова, рук.Земеров и в район п.Коммунизма, четвёрки свердловчан в составе команд ЦС общества Труд, рук. Романов Б.
Работа инструктором в лагерях Средней Азии и Кавказа, семь сезонов.
Участие в чемпионатах СССР с командами лагерей Узункол рук. Согрин и Артучь рук. Байченко.
Пять лет восхождений в команде Михайлова А. при СКА 17 в период до 1980г совершённых по красивым маршрутам на манящие вершины в рамках чемпионатов ВС СССР,, отмеченных наградами всех достоинств и бронзой в чемпионатах СССР.
Самые значимые и красивые маршруты на известные вершины с нашими уральцами: п.Свердлова с Земеровым В, Далар с Согриным,Малютиным, Ягноб сЛапшиным Л, Красноуховым Ю, и Шацкой Л, п.Коммунизма с Ефимовым б, Корепановым Г, Кушнарёвым В, Малютиным В, п.Мария с Пономарёвым, Шевченко, Емельяненко, Габелашвили,
п.Зиндон с Евсюковым Г, Самойлиным В, Поволоцким В, Харитоновым А, Ак-Кая с Михайловым А, Евсюковым Г.


Яндекс.Метрика