На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
И голове своей руками помогал…

По согласованию с авторами публикуем материалы, подготовленные к выходу "Книги 3 Истории альпинизма Екатеринбурга", которая пока не известно когда состоится...

Козлов В.А., мастер спорта СССР по скалолазанию, судья всесоюзной категории

Мое поколение пришло в альпинизм во многом благодаря фильму С. Говорухина "Вертикаль", вышедшему в 1966 году. Его замечательные горные пейзажи, романтическая история, и, конечно, песни В. Высоцкого, которого тогда еще никто не знал, все это было для меня новое, незнакомое и притягательное. До этого фильма я гор вообще не видел. Мои детские годы прошли в тайге, в военном городке.

Я поступил учиться на физический факультет УРГУ в 1965 году, и после фильма сразу решил записаться в альпсекцию университета.

Секция тогда была малочисленная, новичков принимали радушно. Ребята там были и более опытные, такие как Анатолий Кенин, Гена Васильев, Валя Клемешева и другие. Начались совместные поездки на скалы, песни в электричках, общие чаепития, рассказы побывавших в горах, фотографии гор - все это меня еще больше манило в горы. Я раньше, еще у себя в городе, занимался спортом. Я много чем увлекался: и шахматами, и легкой атлетикой, и гимнастикой, и даже эквилибристикой.

Путевок в альплагеря было мало, их надо было "заслужить" спортивными показателями или чем-то общественно полезным в секции. У меня хорошо получалось лазать по скалам. Вскоре я уже сам тренировал небольшую команду. Честно говоря, у нас в "универе" найти молодых людей здоровых физически и к тому же спортсменов было очень трудно. В УРГУ поступали те, кто не проходил по здоровью в УПИ и Горный. Нас дразнили УРГУ- "уральская галерея уродов".

В 1968 году я впервые поехал на Кавказ в альплагерь "Талгар". Впечатления от настоящих гор были незабываемые. Потом был лагерь "Ала-Арча", после которого мы решили ездить в горы уже университетской командой. Поехали на зимние восхождения под Алма-Ату в район альплагерей "Туюк-су" и "Мынжилки" под руководством опытного свердловского инструктора А.К.Даниловича. Только приехав вечером в альплагерь, мы уже на утро запланировали восхождение на Пик Комсомолец. Как нас не уговаривал Арсений Кириллович не делать этого, мы все же пошли и, конечно, жестоко поплатились по полной, узнали все "прелести" горной болезни, "горняшки". У одного болит голова, другой жалуется на живот, кто-то ноет, что идем медленно, кто-то, наоборот, что слишком быстро. Вот что значит не слушать мудрых советов аксакала-инструктора. Ведь мы чуть более чем за сутки набрали высоту почти 4 км. Впредь нам это было хорошим уроком.

Опыт тех восхождений нам пригодился когда мы организовали очередную поездку с университетской командой, под руководством В.И.Земерова, в альплагерь "Узункол". Перед этим мы серьезно тренировались, пошили себе новые пуховки, анораки. В альплагере мы с легкостью "делали горы", но надо было знать Земерова - одного из старожилов-инструкторов лагеря, и его амбициозность. Он уговорил нас сделать восхождение на скорость, на одну из гор по маршруту, который был прекрасно виден из лагеря.

Стартовать мы должны были ровно в 9 утра. К тому времени в лагере все позавтракают, солнце осветит маршрут, нас будут наблюдать и засекать время восхождения. Выйдя из лагеря загодя, чтобы не опоздать, мы были под маршрутом за полчаса до старта. Утро, холод, солнца еще нет. Мы ужасно продрогли, ведь вышли все в легкой одежде, "бить рекорд скорости". Согревались кто как мог, проклинали Земерова с его показушностью.

Наблюдать за нами в числе прочих должны были и французы-альпинисты. И вот наконец старт. Мы лезем по этому скальному маршруту в галошах, все хорошие скалолазы. Вдруг Виталик Примеров заявляет, что ему не комфортно лезть в галошах, скользко, и начинает переобуваться в ботинки "трикони". Мы его на чем свет материм - ведь на кону стоит престиж УРГУ. Тем не менее мы прошли трассу с новым рекордом, за что удостоились похвалы руководства лагеря.

За "это" нам в команду включили "в нагрузку" француженку Карин Мазон. Она немного говорила по-русски, но как альпинистка была слабая. И нам приходилось ее затаскивать на скалы, как "корову на баню", страхуя и спереди и сзади. А вообще мужики из Франции были прекрасными альпинистами. Они в хорошем темпе прошли стену пика Кирпич, а на вершину не пошли, сказали "не интересно". Для нас это было удивительно.

Мечтой каждого, кто учился на физфаке УРГУ, после окончания учебы, была работа в Институте физики металлов Уральского отделения российской академии наук (ИФМ). Но вакансий было очень мало, поэтому выпускники физфака шли работать лаборантами, механиками, чтобы года через 2-3 им дали возможность со временем работать стажером или младшим научным сотрудником. В 1965 году я поступил учиться на физ-фак УРГУ при довольно серьезном конкурсе 4,5 человека на место, но довольно скоро разочаровался в том, чем физики занимаются, нудно пережевывая математическим аппаратом известные законы. Мне было не интересно, но я продолжал учебу. Надо сказать, что я учился в своем городе в престижной школе, а тогда в программу входило обучение производственной специальности. И я получил 3 разряд токаря-универсала с хорошим теоретическим багажом в придачу. Как-то мой товарищ Толик Антонов сказал мне, что в ИФМ освободилось место старшего лаборанта с умением работать на станках в лабораторию оптики металлов. И когда я пришел в Отдел кадров Института и стал заполнять стандартные анкеты для устройства на работу, зашел сотрудник Института к начальнице за какой-то справкой и пока ждал ее, стал интересоваться, куда и кем я устраиваюсь. Узнав, куда я собираюсь, стал спрашивать, что я умею и знаю по работе на станках. Я видно удачно отвечал, и он сказал, что он главный инженер Института Филончик Г.М. , такой специалист как я институту нужен "позарез", и он найдет моим способностям хорошее применение.

Я поступил на работу в отдел метрологии, где и производственная база была хорошая и начальник Михайлов был прекрасной души человек. Через пару недель Филончик зашел ко мне в отдел и спросил, смогу ли я сделать катушки поля. Это такие маленькие тонкие квадратики 3х3 мм с центральным отверстием 1,5 мм, на торцы которого надо намотать медный провод толщиной 0,03 мм. Это в два раза тоньше человеческого волоса. И, главное, количество витков 1000 с рядовой укладкой под микроскопом. Таких катушек надо было сделать 10 штук. За это мне был обещан зачет по нелюбимой мной радиоэлектронике. Ради этого зачета стоило постараться. На работу ушел целый месяц. Было трудно - провод легко рвался и приходилось начинать все сначала. В результате эти катушки поля определили всю мою жизнь в институте. Директор ИФМ Михеев М.Н. был очень доволен моей работой, и предложил мне заниматься только микромеханикой, и пообещал отпускать меня на все соревнования с сохранением заработной платы. Куратором моим был назначен Филончик Г.М. Это было верхом моей мечты. Я перевелся на вечернее отделение. Работа была в Институте хоть и не особо денежной, но очень творческая.

В последствии во мне обнаружился дар изобретательства, который я и не преминул использовать и на альпинистские цели. Я быстро смекнул о полезных свойствах титановых сплавов и всеми правдами и неправдами стал приобретать титан разных марок и сортамента школы, из которых я конструировал свое альпинистское снаряжение. Но и работа на Институт тоже была не забыта. В основном это были разработки по договорам на медицинские темы: нейрохирургия, офтальмология, ортопедия. Был сделан первый на Урале прототип лопароскопа для операций на внутриполостных органах через небольшие разрезы в брюшной полости. Везде, где это возможно, я старался использовать титан. Также были интересные работы с военными, силовыми структурами, МЧС.

Мои разработки на альпинистские темы интересовали многих. В мае 1991 года я был приглашен во Францию в знаменитую школу лыж и альпинизма в г. Шамони. Целый месяц я провел там, тестируя свое снаряжение в испытательном центре школы и получил положительные оценки и отзывы. Меня даже наградили почетным знаком этой школы, чем я был очень горд. Французы удивлялись, почему это снаряжение не производится серийно в России, и настоятельно рекомендовали мне заняться его производством. Вот так и началось создание фирмы "Урал-Альп". Это было очень непросто и без поддержки ребят из фирмы "Вертикаль" С. Винокурова, С. Шухмана, А. Мясникова. А. Терлецкого эта затея была бы обречена на провал. Постепенно "Урал-Альп" удачно развился и стал спонсором очень многих альпинистских мероприятий как в России, так и за рубежом. Сотрудничество с А. Волеговым вывело нас на деловые контакты с альпинистскими фирмами из США Италии, Ю.Кореи, Англии и др. стран.

Два изделия - Зажим для веревки "Капелька" и ледобуры с оригинальной заточкой зубьев с уменьшенным входом на конце - были отмечены знаком YIAA международного союза альпинистов. В продвижении нашего титанового снаряжения большую роль сыграло сотрудничество с ООО "Манарага" под руководством Д.Фроленко. Сборная по альпинизму Свердловской области являлась моим коллективным "Testing team". Особенно помогал в этих испытаниях А.Болотов.

Работая в ИФМ почти полвека я по мере сил помогал институту в сохранении его экспериментальной базы, оказывая помощь материалом, инструментом, станочниками, ремонтниками станков. Нынешний директор Института физики металлов академик Устинов В.В., еще будучи студентом УРГУ, принимал активное участие в работе альпинистской секции, чуть-чуть не выполнив звание кандидата в мастера спорта. Он до сих пор с теплотой вспоминает то время.


Яндекс.Метрика