На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Даёшь женский альпинизм!

По согласованию с авторами публикуем материалы, подготовленные к выходу "Книги 3 Истории альпинизма Екатеринбурга", которая пока не известно когда состоится...


"Девочки, зачем вам это надо?"
Сергей Мамаев

Средне-статистический портрет основного состава женской сборной команды по альпинизму Свердловской области на 1988 год (год создания сборной команды)

Основной состав: Татьяна Осипова, Светлана Останина, Надежда Снегирева, Ирина Брук (Шмунк), Ирина Мамаева, Елена Нагорных, Наталья Аникина (Михайличенко).

Все - представители бывшего ДСО "Буревестник", то есть все дипломированные выпускницы ВУЗов (УПИ, УрГУ, Горный институт, УЭМИИТ, ЛЭТИ).

Возраст от 23 до 36 лет.
Четверо из семи - семейные, имели детей, а у двоих из них - по двое (на тот момент еще совсем маленьких).

Варзоб, 1989г. Слева направо стоят: Надежда Снегирева, инструктор лагеря Варзоб Валентина Серафимовна Назарова, Любимая женщина всех времен и народов Мартюшева Валентина Андреевна, Светлана Останина. Сидят два Ирэка: Ирина Мамаева слева и Ирина Шмунк справа.

Род занятий у большинства был связан с преподаванием, научной работой или с творческой деятельностью.

Все имели разряд по скалолазанию и разряд по альпинизму, ездили в горы и ходили в составе смешанных групп.

В разные годы в восхождениях в женской сборной принимали участие Татьяна Евдокимова, Марина Гусева (Бернацкая), Ирина Борисова.

Спортивные достижения команды

  • Май 1988 года - первые совместные восхождения 2-3 к.тр. на альпсборах в Чимгане.
  • Лето 1988 года - командные восхождения 3-4 к.тр. в альплагере "Уллу-Тау" под строгим и пристрастным взором начуча альплагеря Ю.И. Порохни и - 3 место во всесоюзном первенстве женских команд по альпинизму (восхождение на вершину Адырсу Ю. ( пик Серова) по ЮЗ ст, комб., 4Б к.тр.
  • Лето 1989 год - альплагерь Варзоб, восхождения 2-5А к.тр; Ала-Удины, второе место среди женских восхождений (вершина Чапдара по северному гребню - "Сфинкс", 5А к.тр.); закрытие 1 разряда по альпинизму в женской группе четырех участниц.
  • Лето 1990г. - Фаны, альпсборы команды Свердловской области в Ала-Удинах, восхождения 2-5 Б категории сложности и первое место в конкурсе женских восхождений (вершина Бодхона, по северо-западному кф - Гульнева, 5Б к.тр.)


"Даешь женский альпинизм!"

"Азовка". Слева направо: Светлана Останина, Ирина Шмунк, Наталья Михайличенко

Светлана Останина:
"В каждой шутке есть только доля шутки!!!"... - как же это верно оказалось для нашей "легендарной" теперь уже женской сборной!
Прекрасно помню ту Азовку - бог знает какого года (впрочем, если напрячься -1900 - нет, не лохматый, а вполне себе реальный, 1987).

*Для тех, кто не в теме: "Азовка", Азов-гора - местечко, недалеко от поселка Зюзельский, Полевского-Северского района, с многочисленными группками скал высотой до 20 метров и огромными полянами, воспетое некогда П.П.Бажовым в его сказах. А для альпинистской братии Свердловской области и близлежащих регионов - место "выгула" на 1 Мая: соревнований по скалолазанию и альпинизму, в т.ч. знаменитого "Азовского траверса"; "азовской эстафетой", типа веселых стартов; альпинистского футбола (где каждая команда - связка из 6 или более человек, связанная веревкой); "Домбайского" бокса; с хождением по троссам, натянутым между деревьями; с гигантскими шагами и качелями из веревок; костров под луной (где каждая секция альпинизма особенно громко поет свою любимую песню, и общую, у большого костра - "Сколько в начале мая…"); шутливой костюмированной демонстрацией с революционными и альпинистскими песнями, частушками, транспарантами и т.д. Там же на одной из скал нарисована девка-Азовка, выходящая из скал, которая регулярно подновляется альпинистами. "Азовка" - вообще, отдельная тема…

"Даешь женский альпинизм!", - гласили плакаты, под которыми мы с удовольствием прогулялись с "тетками" по азовской демонстрации. (За любимое слово "Тетки" потом частенько приходилось мне отжиматься по 10 раз от пола и других форм горного рельефа, когда некоторые блюстители русского языка в нашей женской команде боролись за его чистоту, с их точки зрения). "Азовка" прошла, но тема запала в душу, и, уезжая домой, увидев, как мужики лазают маршруты, отбираясь в свою сборную, я тоже попросилась пролезть. Пролезла (верхняя страховка была), хотя верхние 3 метра и подтащили на веревочке… После этого подумала, что все это вполне реально.

Подлил масла в огонь один из наших будущих любимых инструкторов Коля Жилин, сообщив, что в Уллу-Тау в прошедшем сезоне ходила комангда "прибалдеек" (прибалток из Литвы), и он у них чуть ли не инструктором был…Тетки реально хорошо и надежно ходили. Задело и заело - а мы-то, русские, чем хуже? И началось…

Собирались женской могучей кучкой, шептались между собой, советовались и ругались со своими именитыми в альпинизме вторыми половинами, подстрекали к участию и тренерству всех встречных и поперечных. Неожиданно и серьезно поддержал нас тогда тренер и лидер мужской сборной Свердловской области по альпинизму Ефимов Сергей Борисович и даже согласился провести установочные лекции-беседы (по прочистке мозгов - что нужно схаживаться, слеживаться здесь, вплоть до организации бивуаков и т.д., ходить с 200% надежности, уметь делать все и всем, что все рабочие моменты выяснять сразу на разборе, начинать совместные восхождения с "двоек" - спасибо, от "единичек" спас!), тренировки по лазанию в кошках зимой по заснеженным скалам, по работе со снаряжением - как сейчас помню как он показывал, как должна работать станция, даже если ты ее "мотыляешь" во все стороны; как на скорость с секундомером разложить 10 "закладух" в скальный рельеф; как ставить ноги в кошках на скалу на "мизерах" на 2 передних "зуба", опустив пятку… А еще учил всегда искать себе работу везде: на маршруте, на станции, на бивуаке, на отдыхе…

Бег, лыжи, тренажеры, работа с веревкой, со снарягой, круги ОФП… Ежевыходные бега на все скалы подряд: до "Семерки" - электричка, автобус, бег до скал, тренировка, и все в обратном порядке - за день, иногда, с ночевкой. По средам - после работы на той же электричке - до станции Исеть, бегом до "Чертика", лазание, бег обратно. В процессе езды на электричке - швейные работы и планы или "разборы полетов"…

Теоретические занятия: досконально изучали работу примусов, автоклавов, стопперов, крючьев, веревки из первых уст изобретателя и рационализатора, в т.ч. альпинистского снаряжения, в частности, знаменитых автоклава и "муравьевских" кошек (лучше которых я до сих пор не знаю, кстати…) - Муравьева Евгения Александровича, мастера спорта по альпинизму - на уютной кухонке у него дома - на столе была водружена доска, на которой он чертил, рисовал, рассказывал, тут же доставал и демонстрировал работу снаряжения.

Еще был 2-х или 3-х дневный притирочный лыжный поход по Чусовой с замерзающими всеми частями тела, с пронизывающим ветром - то, что доктор прописал. Помню, как Танюха Осипова приказывала снимать со "свежемороженной" ноги носки и замёрзшую ногу "жертвы" (по-моему, Татьяны Евдокимовой) ставила себе на живот, чтобы согреть, - у кого глаза круглее были в тот момент - трудно сказать…

1988 год. Прошел ровно год, и в майские праздники мы поехали на Чимган в чисто женском эксперименте: инструктором согласилась у нас стать Бессонова Элла Михайловна - человек с необыкновенным "национальным колоритом"…

Там мы закрывали и подтверждали второй разряд, нахаживали горы на руководство, все учились делать заново в женской команде - начиная с "двойки" "А".

Чимган, 1989г. Занятия по спасработам. Слева направо: Татьяна Евдокимова, Светлана Останина, Татьяна Осипова.

А летом было Уллу-Тау. Таки пришлось Коле Жилину поехать с нами в горы, коли назвался женским инструктором…


Уллу-Тау, 1987 г., Слева направо: Светлана Останина, Надежда Снегирева, Ирина Шмунк.

Повезло и с начальником учебной части Уллу-Тау Порохней Юрием Ивановичем, - во-первых, он уже был подготовлен предыдущей женской сборной "прибалдеек", обрушившихся на его голову, и не побоялся возможных с нами проблем…, а во-вторых, он был "наш", уральский, УПИ-шный, что тоже не маловажно..Ну, и, в-третьих, у нас с собой была "вверительная грамота" - рекомендательное письмо от Федерации альпинизма Свердловской области…А, в-четвертых, с нами был Коля, который тренировал нас в подготовительный период…и еще небольшая, но могучая кучка инструкторов-свердловчан, которые там в это время инструкторили, а в-шестых, - отделение мужиков-разрядников-свердловчан, которые также поддерживали нас морально (особенно в столовой - так, что все мы, а так же, сидящие рядом с нами, есть не могли от хохота).
В общем, вооружившись всем этим, мы верили, что если уж горы не свернем, то, как минимум, и они нас - тоже…

Уллу-Тау удивил многим: дождями, местными невоспитанными инструкторами, нашей наглостью и везучестью.

Вместе со всей серьезностью намерений и серьезностью их исполнения, происходили комические ситуации постоянно - а как без них в альпинизме и вообще в жизни?

О "невоспитанных" инструкторах. Ждем построения перед открытием нашей смены - стоим, тусуемся, анекдоты травим. И вдруг какой-то незнакомый мужик, рядом стоящий, говорит мне ни с того, ни с сего: "Щас как в лоб дам - очки отскочат!" - пошутил так, видимо. Возмущению моему не было предела. Короче, мужика я обложила вполне приличными выражениями, чему сама нимало удивилась: "Если вы не умеете прилично разговаривать с девушками, то, нечего Вам здесь вообще делать" - по крайней мере, смысл был примерно такой. Стоящие вокруг инструктора отреагировали неадекватно и довольно бурно. Каково же было наше удивление, когда через пару минут Порохня Юрий Иванович представил невоспитанного мужика как "нашспаса" Зайцева Ким Кириллыча… И тут мы поняли, что "попали". Но к чести "Кирялыча" надо сказать, что ни разу не "зарубил" он нас на выпуске перед горой, напротив, каждый раз дополнительно рассказывал ходы отступления на случай непогоды и других непредвиденностей, запасные спуски…. Правда, и готовились мы к каждому выпуску, ожидая подвоха, очень основательно - все, не только руководитель… Расставались мы друзьями.

О нашей наглости и везучести. С дисциплиной в лагерях было всегда очень жестко - за малейшую провинность списывали и отправляли домой…

Сушить промокшее снаряжение, разводить примуса в помещениях, возиться с бензином, и многое еще чего категорически запрещалось, но…т.к. специализированных сушилок не было, все втихушку на свой страх и риск сушились в комнатах, тем более в условиях постоянно не прекращающихся дождей.

Изрядно промокнув после очередного вояжа на гору, разожгли свои примуса в комнате, развесили все, что только можно, включая палатки и веревки, и мы… В самый разгар процесса заходит Юрий Иванович…Мы застыли как вандерлоги в мультике про Маугли… "Че, девчонки, сушитесь?", - и ушел… Ждали репрессий вплоть до утреннего построения…Но - миновало…

Уллу-Тау, 1987 г. Два Ирека: слева - Мамаева, справа - Шмунк. Штурмуют Джайлык, 4 "А"

Свезло нам и на подходе к Лацге в поисках Хицана, (что за зверь такой - понимали долго)..

Вышли на подход довольно поздно (никак не могли получить бензин), понеслись скачками, одевшись как всегда - в купальники и шорты. Вариантов переноса выхода не было, завтра - гора, график плотный, надо успевать. Не подрасчитали. С заходом солнца на леднике стало прохладно. Утеплились слегка, идем. Темнеет. Никаких признаков того самого Хицана нет, и свороток к нему почему-то никто на льду нам не нарисовал… И сотиков еще не изобрели, и связь по рации только через час…. Пошел дождь. В общем, шли годы, смеркалось… Разделились, ибо шорохаться по темноте через трещины на леднике с огромными чувалами в неизвестном направлении - удовольствие маленькое . Мы с Надюхой и кучей рюкзаков закрылись полиэтиленом, достали свечку, зажгли, чтоб был ориентир у тех, кто уходил в поисках синей птицы - Хицана, в предположительном направлении.. Околели как бобики сидеть, но примерно через час что-то забрезжило справа от нас и чуть вверху.

У нас с Надеждой появилась надежда. Еще через какое-то время появился кто-то из девчонок, наверное, Татьяна, и незнакомые молодые люди, которые ловко подхватили нас и наши рюкзаки и довольно шустро понеслись в направлении того самого мигающего огонька - свечки в окне хижины на Хицане (скалы на леднике). Пришлось не отставать. Пареньки эти оказались командой из Минска, с которыми еще судьба сводила нас не раз и в горах, и не только. Подружились мы на долгие годы - даже в гости друг к другу ездили (жаль, последние годы где-то потерялись, даже интернет нас не находит…)

А Лацга, 3 Б, по Южному гребню, оказалась замечательной горой с классическим прохождением горизонтального предвершинного гребня (метров 5) методом оседлывания… - до этого о таком способе мы только читали.

Уллу-Тау, 1987 г. На вершине: Наталья Михайличенко, Светлана Останина, Надежда Снегирева. Верстаем новые планы.

Еще научились экономить вес на всем, даже на спальниках - брали один на двоих, залезали туда, как в "ногу", плюс пуховки. Но когда было холодно, умудрялись залезть туда вдвоем по самые уши и поворачиваться ночью по команде…Моим спаринг-партнером по спальнику была Натаха Михайличенко - до сих пор с удовольствием все это вспоминаем и, конечно, хохочем…

А еще в этом году впервые официально проводился Всесоюзный Конкурс почти красоты - на лучшее женское восхождение года (как же мы вовремя почувствовали момент!)

Особо претендовать нам было не на что - вместо ожидаемого и планируемого выхода на уровень 5 А, смогли одолеть лишь 4 Б - виной тому не наша слабость и неподготовленность, а проливные кавказские дожди, которые слили и смыли 3-4 дня в нашем жестком графике. Но мы были счастливы и этим - тем, что смогли пройти без мужиков, благодаря во многом, конечно, все той же Танюхе Осиповой, свой маршрут 4 "Б", вершину Адырсу Ю. (пик Серова), по З. стене, комбинашку. Но, тем не менее, она стала нашей бронзовой наградой. Кроме нас в конкурсе женских восхождений приняли участие все те же "прибалдейки" и питерки.

Ну, а мы смогли отходить сезон сильно, мощно, результативно, накопив бесценный опыт, которого нам так не хватало.

Уллу-тау, 2007г. Слева - Останина Светлана, справа - Снегирева Надежда на фоне Эльбруса на вершине горы ВИА-Тау (поднялись со своими учебными отделениями), 20 лет спустя

Приехав втроем в Уллу-Тау 15 и 20 лет спустя с нашими Свердловскими сборами уже в качестве инструкторов, мы с удивлением, гордостью, а, главное, скромностью, узнали, что о нас помнят и рассказывают легенды… Было весело, неожиданно и приятно.

Варзоб, 1989. Следующей нашей "жертвой" - инструктором согласился стать Юрочка Федоров.

Варзоб, 1989г. Идем к своей Мечте (Юрочка Федоров, Светлана Останина, Надежда Снегирева, Ирина Мамаева

Помню, на экзамене по скальному рельефу он бегал от связки к связке и 7 потов утер, болея за нас, комментируя потом, что у кого-то был рабочий срыв, а у кого-то "масло вытекло" (т.е. прошел "ряж", кураж кончился), но все одолели достойно свой участок и сдали экзамен…

В очередной раз повторюсь, что везло нам на хороших людей бесконечно.. И в первую очередь - это первая леди Варзоба, любимая женщина всех времен и народов, Мартюшева Валентина Андреевна - человек необыкновенный во всех отношениях. Что только она ни делала, на какие ухищрения и ходы не шла, лишь бы дать нам зеленую улицу, всем нашим "капризам" и прихотям; чтобы подстраховать нас, частенько без нашего ведома! (Начиная с начальников лагеря и КСП района и заканчивая инструкторами). Уговорила, например, пойти в далекое ущелье инструкторов на гору параллельно с нами. И могла запросто организовать нам мини-выездной лагерь и отправить нас в Ала-Удины через перевал, хотя вроде бы это уже и не территория лагеря "Варзоб". И разрешила съездить на день в Душанбе после двух недель пребывания в высокогорной зоне с безумно плотным графиком восхождений и закрытием 1 разряда в женской группе…(мы шутили: как в Гималаях - спуститься в зеленую зону). С какой завистью смотрели мы в Душанбе на девчонок на каблуках и в платьях…

Все это были прецеденты на тот момент времени. Валентина Андреевна во всем понимала нас с полуслова; думаю, мысленно она была с нами на каждом нашем восхождении… В свое время она чудом не оказалась в печально известной группе женщин, штурмующих пик Ленина - просто в это время она рожала свою дочку Сашу….,

О нашей физической готовности в том сезоне говорит наш подход на ТУ…гору.

Красивое название - в честь конструктора самолетов Туполева (в простанародье - ТУ), близость к лагерю - возможность пройти без подхода, сильно сэкономив время, наличие свежих консультантов (опять же наши свердловские мальчишки только что ее прошли) - это подкупало. Единственное, что из-за угла она шлась, связь плохо брала, но обычно сажали на перевале парочку наблюдателей с рацией, и жизнь налаживалась.

Нашли и мы наблюдателей - подъехала из другого лагеря к нам на зачетное восхождение Лена Нагорных, ее-то мы и посадили на перевале вместе с нашим любимым инструктором Юрочкой.

Одна была заковыка и странная статистика у этого маршрута 5 А - начало его находила только каждая вторая группа… Но, вооружившись описанием, свежими рисунками и консультацией, ключевыми словами которой были: "с перевала спускаетесь минут 20 и справа по ходу будет явный кулуар с деревом, не пропустите", мы двинулись на штурм, уверенные в своих способностях. Минут через 10 нашего стремительного полета по кулуару справа замаячило нечто, отдаленно напоминающее описание, но это ровно половина пути! Решительно вниз - и - о, чудо! - мы в долине прекраснейших розовых эремурусов, пройдя шаг сквозь которые, ты уже не видишь тех, с кем пришел - настолько плотно сдвигается за тобой высоченная стена этих прекрасных созданий, и ты уже как бы и забыл, зачем сюда пришел… Но непоколебимый, решительный голос наблюдателя Ленчика Нагорных возвращает к действительности: "Урал, Урал, я - Урал-наблюдатель, где вы находитесь? Прием". Но, услышав ответ, по-моему, Татьяны Осиповой: "Я -Урал. Лежу в траве, ищу маршрут! Как поняли меня?" Лена просто обомлела… "Урал, Урал, не понял, повторите…" А дело в том, что позже определенного времени выходить на определенные маршруты было запрещено. Учитывая, что добрый час мы этот маршрут проискали, выглядывая из эремурусов, да еще плюс время, чтобы подняться к предполагаемому кулуару, мимо которого мы так лихо просвистели, то с выходом на нашу "ТУ" вовремя мы просто пролетели, оказавшись той самой "второй группой" после наших мужиков, не нашедшей маршрут, подтвердив в очередной раз статистику этой злорадной красавицы.

Мечта (Ходжа-Локан). Вдохновленные индивидуальным для нашего отделения вечером поэзии накануне, с начучем лагеря Мартюшевой Валентиной Андреевной (Анна Ахматова, Марина Цветаева, стихи собственного сочинения - и это все на память, от души), плывем, гребем и плавимся по жаре к своей первой пятерке "А". По дороге Юрочка с удивлением обнаруживает на бивуаке (черти дернули меня искать чего-то в недрах рюкзака в его присутствии), что пру я, как минимум, 3 комплекта купальников с собой (ну, а как? если каждый комплект - под цвет определенной снаряги и глаз…). В общем, обещал в будущем лично проверять перед выходом наши рюкзаки.

Ходжа-Локан - необычное, восточное завораживающее название. Аналогично и гора. Она покоряет тебя сразу, как только ты заходишь на перевал "Четырех" - огромная мощная лопата, закрывающая собой полнеба и сразу встающая перед тобой. Забываешь сразу нудный тяжелый многочасовой подход, рюкзак подъемный, но с трудом…

Как первая любовь - увидел и сразу обо всем другом забыл! На ярко-голубом фоне неба - сверкающая на солнце, белоснежная блестящая красавица вершина, уходящая вглубь земли светло-серым скальным поясом, который оторачивает ярко-зеленая трава… Тут же приходит на память второе название горы - Мечта.

И действительно, в процессе восхождения на нее, мы, оказывается, все понемногу мечтали - каждый о своем. Вертелись наши мечты, как ни странно, в основном, вокруг прекрасного. Я - о том, что вернусь в тогда еще в Свердловск, сошью себе обалденный наряд и пойду в театр, Иринка Шмунк мечтала спуститься в Душанбе и купить хорошую гитару, Иринка Мамаева - что приедет домой и купит детям пианино, ну, а Надежда Снегирева - о том, чтобы нам аккуратненько пройти еще веревочку, и еще одну веревочку, и еще одну веревочку…А наш любимый инструктор Юрочка Федоров твердил про себя всю дорогу: лишь бы все нормально было…

Но выяснили это мы уже внизу, ибо были у нас два неписанных правила - первое - как и у всех альпинистов - о планах на горе- ни слова. А второе - о детях - ни слова (чтоб душу не травить, т.к. скучали по ним, конечно, безумно - "матерешки").

Что интересно, мечты у всех сбылись… Потом. А пока - организовываем бивуак внизу, под горой. Откуда ни возьмись, появилось отделение пареньков-инструкторов (посланное заботливой В.А.Мартюшевой для подстраховки, как мы потом уже догадались, лет через -цать, став сами инструкторами). А пареньки тем временем запустили в котел неизвестно откуда взявшегося барашка и сварили супчик, необыкновенно пахнущий на все ущелье, зазвали нас в гости и давай этим супчиком потчевать. Отказаться было невозможно (даже вегетарианка на тот момент времени Надюха, не смогла устоять от соблазна бульона и мяса). Как с него лезлось на утро!

Для всех нас, кроме Юрочки, это была первая 5 А. "Моими" были скальные участки - нижний кулуар и косая полка после перемычки, на которой была организована наша первая ночевка.

О ночевке надо сказать отдельно. Была она полувисячая, т.е часть палатки была поставлена практически ни на что - настолько была узенькой перемычка между двух кулуаров (накидывали снег, внутри палатки стелили веревки и все, что было, чтоб хоть чуть-чуть придать горизонтальность), что, располагаясь на ночлег, мы все пристегнулись самостраховками к веревке, протянутой вдоль конька палатки. На "Шхельду", пардон, - тоже на самостраховке, и не далее полушага от палатки. Все это великолепие тоже для нас было внове. Уснули. Периодически ночью раздавалось какое-то странное щелканье. Проснувшись утром, обнаружили, что на самостраховке остался только один Юрочка - ну, настолько неудобно было спать в системе и с самостраховкой… Тут же получили инструкторский пистон…

Собрались, отжумарили веревку перил, заботливо провешенную Юрочкой накануне, пока мы гнездились на ночлег и готовили ужин; прошли косую скальную полку, вышли наконец-то на лед. Но льда под полутораметровым слоем снега было не видно, и Ирочка Мамаева, шедшая первой, с удовольствием (да и мы все тоже), отрабатывала работу с ледорубом на снегу, вбивая его на всю длину. Наш опытный Юрочка периодически кричал: "Девчонки, крутите буры!!" Крутили, но тут же опять делали страховку через ледоруб… Вдруг снег что-то нам сказал, я бы даже сказала, крякнул. Юрочка успел крикнуть - это лавина! В мгновение ока Иринка вырыла полутораметровую яму в снегу, добравшись до льда, и закрутила бур, вщелкнув веревку…

Снег не сходил. Осторожненько пошли дальше. Снег сходить передумал. Благополучно добрались до вершины, на которой организовали вторую ночевку.

Наутро, отдюльферяв бесконечное количество веревок по 4 А - спусковому кулуару, благополучно вернулись на стоянку, собрали пожитки, пошли вниз. Все встречные и поперечные поздравляли нас с горой, что было приятно, но почему-то называли амазонками… Вернувшись в лагерь, узнали, что это прозвище приклеилось к нам с легкой руки Валентины Андреевны…Но мы и не возражали…

Как же она радовалась, встречая нас: "Девчонки, живые!"…Это удивило. А через день по границе наших следов с "Мечты" сошла лавина, побомбив снегом и камнями питерцев, у которых и без того с этой горой были свои счеты. Питерцы благополучно отступили.

Еще хочу добавить, что ни до того, ни после гор красивее я не ходила никогда (а ходила я в горах 30 лет и три года…).

(25 лет спустя мои любимые участники привезли мне на память наш отчет о восхождении на "Мечту" из закромов учебной части Варзоба и записку с вершины, на которой никто после нас не был 25 лет! Такие моменты трогают бесконечно…)

Так получилось, что всю смену с нами Юрочка ходить не смог - его ждали Коммунизм и Революция - восхождения на чемпионат СССР… Провожая его, довели до слез:

"А с нами вот что происходит:
От нас наш Юрочка уходит.
И что нам делать, как нам быть?
Нам некем Юру заменить."
(Авторство перефразировки и гитара - Ирочка Шмунк)

А нас ждало восхождение на "Сфинкс" (в."Чапдара"), 5 А., ставшее серебреным в "Конкурсе лучших женских восхождений года".

Немного истории женской сборной по альпинизму Свердловской области

Елена Нагорных:
"Итак, по истечении некоторого времени после "агитационной работы" Светы Останиной на Азов-горе, собралось активное ядро из девушек, стремящихся ходить на восхождения чисто женской командой. Были желания и были мотивы, мечты и планы. В то же время не было никакого желания доказать мужской сборной по альпинизму, что мы с ними можем на равных проходить маршруты любой категории сложности. Получив со скрипом добро в семьях от наших сильных половинок, провели собрание. Желающих оказалось много.

Мужская сборная по альпинизму Свердловской области всегда отличалась высоким уровнем спортивной и тактической подготовки, в которую входили такие этапы, как лыжный кросс, легкоатлетический кросс, сдача норм ОФП, лазание на Чертовом городище "Под вышку" за определенное время на максимальное количество подъемов и многое другое. Благодаря такой серьезной и грамотной подготовке наша мужская команда неоднократно становилась чемпионами Советского Союза и России во всех классах. И нам было с кого брать пример!

Скальный массив "7 Братьев", 1989г. Слева направо: Светлана Останина, Татьяна Осипова, Елена Нагорных.

Отбор в женскую сборную проходил по такому же принципу. Легкоатлетический кросс бегали на Шарташе, лыжный - в Калиновском лесопарке, при сдаче норм ОФП соревновались, кто больше сделает кругов ОФП: отжимания, подтягивания, зашагивания, лазание по шведской стенке, хождение по бревну на равновесие, пистолеты и т.д. Скальная подготовка была многоуровневая: лазание на скорость, на трудность, работа со снаряжением, работа в связках и летом и зимой. Нашими тренировочными скалами стали Чертово городище, Семь братьев и Волчиха.

Огромное внимание отводилось теоретической и тактической подготовке. В этом плане с нами с удовольствием работал З.М.С. и заслуженный тренер С. Б. Ефимов. Он дал много хороших и дельных советов, как слаженно и грамотно работать именно женской командой. Наши мужья тоже вносили большой вклад в нашу подготовку.

Первые восхождения нашей чисто женской командой прошли во время проведения майской альпиниады на Чимгане. Уже там стало понятно, что все наши усилия по подготовке не прошли даром. Восхождения совершались легко и грамотно. Затем были восхождения в ущелье Уллу-тау, в Фанских горах, в Сайраме. На некоторых маршрутах наша женская команда давала ощутимую "фору" мужским отделениям из других городов.


Сайрам, 1989г. На вершине. Слева направо: Надежда Снегирева, Елена Нагорных, Николай Жилин, Светлана Останина, Ирина Мамаева, Марина Гусева.

Хочется сказать слова признательности нашему лидеру - Татьяне Осиповой. Ее опытность и спортивная закалка помогла команде совершить успешные восхождения, которые принесли нам призовые места в Конкурсе восхождений среди женских команд".

Татьяна Осипова:
"…В альпинизме мне нравился именно спорт - восхождения на вершины по сложным маршрутам, сама работа на маршруте, его прохождение "в хорошем стиле" в классическом понимании этого выражения: тактически и технически грамотно, поэтому быстро и надежно, с максимально возможной безопасностью, надежная и уверенная работа на любом месте в команде.

Горовосхождения в составе женской группы стали дополнительной возможностью готовиться к более сложным восхождениям.

Большой объем работы в роли лидера женской команды обязывал и давал возможность продумывать все стороны подготовки восхождения и работы первым во время его совершения.

Привлекала возможность участия в соревнованиях нового формата - женских команд, результаты которых, в каком-то отношении, являются более объективными при оценке уровня спортивной подготовки и квалификации женщин".

Но с нами была Танюха…
"Я думаю, что Татьяна ходила с нами в горы
из благородных побуждений усилить женскую сборную
и передать свой бесценный опыт "салагам"".
Ирина Мамаева

Надежда Снегирева:
"Одно из первых наших самостоятельных восхождений в женской группе: траверс в. Тютю-баши, 3А к.т. (а\л Уллу-тау, 1988). В команде - 5 второразрядниц и Таня Осипова, кмс, член сборной команды по альпинизму Свердловской области. Мы - пятеро, с высоты своего второразрядного альпинистского опыта, тогда ещё не могли по достоинству оценить степень её ответственности и мастерства, мы же не видели её в горах, как она пятерки ходит, но мы учились…

На подход вышли в пасмурную погоду, а всю ночь перед восхождением лил дождь. Утром встали - пасмурно, дождь накрапывает. Неужели пойдём? Задор-то есть, но в ушах ещё звучит строгое предупреждение выпускающего: выход разрешаю только в хорошую погоду! Вопросительно смотрим на Танюху и получаем её ответ: "Облачность высокая, уже появляются просветы, выходим!"

Восхождение прошло на одном дыхании, слаженно и быстро. Погода хмурилась, но обошлось без серьёзного дождя. Те группы, которые отложили восхождение, потеряли день. Ну, а мы во время разбора восхождения в присутствии лагерного начальства, получили от него грозный вопрос, предвещавший "разнос": "Почему в дождь вышли на маршрут, несмотря на рекомендацию?" Как руководителю этого восхождения, ответ пришлось держать мне. Что я и сделала, вспомнив ситуацию принятия решения о выходе нашей Танюхой, и те факторы, которые на него повлияли: "Несмотря на пасмурную погоду, мы вышли на маршрут, т.к. облачность с утра была высокая, и в ней уже просматривались просветы". Повисла небольшая пауза, и больше к нам никаких вопросов не было…"

Идея витала в воздухе...

Ирина Мамаева:
"Что привело к мысли создать женскую команду? Убеждена - идея витала в воздухе. В те годы все слышали о женской полярной научно-исследовательской лыжной команде "Метелица", которая совершала уникальные походы, в том числе в Антарктиде. Мы были сильны, полны энергии и спортивного задора, нам тоже хотелось проверить свои силы.
Мужчины-альпинисты отнеслись к идее с сомнением, но поддержали и очень помогли нам в подготовке. Мне запомнились уроки Евгения Александровича Муравьева (мастер спорта по альпинизму, "снежный барс") по работе со снаряжением, в частности, по грамотному обращению с примусом. Благодаря его науке у нас не было ни одного ЧП, связанного с этим капризным устройством.

Начав с восхождений на простые вершины, наша команда быстро выросла до маршрутов 4-й и 5-й категорий трудности. Как и у любых групп альпинистов, у нас возникали сложные ситуации, но каждый раз мы с честью выходили из этих ситуаций. В результате - ни одного ЧП, ни одной травмы за все время наших восхождений.

Альплагерь Уллу-тау, 1988г. Райские ночевки - сушимся, связь с лагерем. Слева направо: Ирина Мамаева, Татьяна Осипова, Наталья Михайличенко, Ирина Шмунк

А восхождения и ситуации были разные …
Я хочу рассказать о самом запомнившемся восхождении - на вершину Мечта (Ходжа Локан, 4767 м) в июле 1989 года. Название и облик горы соответствуют друг другу - смотрите фото. Говорят, когда один известный альпинист и писатель в первый раз увидел эта вершину, то воскликнул: "Какая красивая вершина! Не вершина, а мечта!"

Вершина Мечта (Ходжа Локан, 4767 м), Гиссарский хребет
Это была наша первая "пятерка". По правилам тех лет, если группа первый раз идет на маршрут 5 "А", то руководить должен участник, который уже имеет "пятерку" в активе. По этой причине с нами в команде был Юра Федоров, наш руководитель. Женский состав - Светлана Останина, Надежда Снегирева, Ирина Шмунк и Ирина Мамаева.

Запомнился маршрут потому, что первый раз в жизни мы ночевали на вершине - на высоте почти 5000 метров, и потому, что во время восхождения создалась критическая ситуация - чуть не спустили лавину. И еще потому, что в тот день все остальные группы с соседних маршрутов повернули вниз, а мы все-таки пошли дальше и дошли до вершины.

Не буду описывать подход к вершине, а также стенки, кулуары, узкие полки и прочие прелести маршрута пятерочной категории. Но не вспомнить глубоченный снег по … " вам по пояс будет", который мы встретили на крутом склоне после выхода с вертикальной стенки - нельзя. Наверное, еще потому, что команда дружно доверила мне торить этот снег. По этому глубокому рыхлому снегу шли часа два, страховались через ледорубы, страховка была, честно признаться, условная. Несколько раз Юра требовал, чтобы мы организовали страховку через ледовые крючья, но снег был такой глубокий, так далеко было копать до льда… И вдруг где-то внизу, в глубине, под толщей снега раздался звук - как будто что-то треснуло или ухнуло.

Юра закричал: "Крути бур!", и мы в один момент закопались в снег с головой, докопались до льда и моментально вкрутили ледовые крючья в голубой крепкий лед. Да, под снегом был гладкий лед. Альпинисты понимают, что опасность была очень реальная… (да простят нас наши наставники!)

Но все обошлось, и через несколько часов мы были на вершине. Не вершина, а сказка! Ровная площадка, защищенная с одной стороны стеночкой метра два высотой, как будто специально сложенной, чтобы защитить палатку от ветра. Ночевать по плану нам надо было в этом волшебном месте. До сих пор у меня перед глазами панорама Памиро-Алайских гор в сумерках горного вечера и лица девчонок - прекрасные и загадочные в этом сумеречном свете. Про рассвет на следующий день и говорить нечего - вам приходилось просыпаться на такой высоте, когда сверху только небо?

Спуск с горы шел на другую сторону, по маршруту 4Б - дюльфера один за другим, бесконечное количество дюльферов, пока не оказались у подножия стены, на склоне. Дальше - длинный-длинный спуск по крутой осыпи на полусогнутых ногах, потом по тропе - тоже очень долго, и, наконец, торжественная встреча в базовом лагере.

Как позже оказалось, на следующий день по нашему маршруту всё-таки сошла лавина, но на горе никого уже не было…"

Лена Нагорных:
В нашей команде мы все были очень разные, но нас объединяла одна цель: совершать восхождения слаженно, грамотно, безопасно и… получать от этого огромное удовлетворение и удовольствие!
До сих пор мы с теплотой вспоминаем наших тренеров, наши поездки в горы, наши восхождения, да и само то время - время наших побед!

Статья написана совместными усилиями: Татьяна Осипова, Светлана Останина, Надежда Снегирёва, Ирина Мамаева, Елена Нагорных, при участии Натальи Михайличенко.


Яндекс.Метрика