На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Альпсекция УрГУ

По согласованию с авторами публикуем материалы, подготовленные к выходу "Книги 3 Истории альпинизма Екатеринбурга", которая пока не известно когда состоится...

Пупышев Сергей :

Я поступил на физический факультет УрГУ в 1986 году, осенью того же года увидел объявление о наборе в секцию альпинизма и скалолазания и пришел на собрание.

Почему я пошел в альпсекцию? Я родом из Краснотурьинска, с крыши моего дома в хорошую погоду можно было видеть Конжак и Косьву, школьником я много раз ездил с отцом в Кытлым, считаю себя почти горцем. Горы с детства произвели на меня сильное впечатление. Как и любой мальчишка, я любил полазить по деревьям, заборам, крышам и скалам, которые также имелись в окрестностях моего родного города.

Потом в старших классах я нашел в парте книжку Владимира Шатаева "Категория трудности", прочитал ее - вот они путешествия, приключения и героизм в наши дни! Книги тогда на меня имели большое влияние, на сердце осталась зазубрина.

Итак, я записался в альпсекцию УрГУ. Прежде всего с высоты прожитых лет хочу отметить атмосферу доброжелательности и товарищества, которая царила в секции - нигде больше ничего подобного я не видел, тем более, что скоро начался капитализм с его довольно волчьими законами и подобные отношения вообще канули в Лету. Мы рады были встречаться на тренировках, на вокзале под правой аркой в ожидании электрички, в квартирах на днях рождения. Поддерживали и помогали друг другу, вместе радовались успехам и переживали неудачи. Много шутили, смеялись, пели песни (в основном блатные), нам было хорошо вместе. Объясняю это тем, что мы вливались в компанию в таком возрасте, когда все поры души открыты, кровь кипит, общение происходило на свежем воздухе в декорациях уральских скал и леса. Рады видеть друг друга и сейчас. Ближе для меня только моя семья, жена и дети.

В 1986 году секция была еще очень живым организмом, жизнь кипела. На тренировки приходило 20-30 человек. Среди тренеров была конкуренция. Договорились, что альпинистов будет тренировать Андрей Бобылев, а скалолазов - Олег Шипилов. Нам новичкам много внимания уделяла Татьяна Филинкова, можно сказать опекала нас и нянчилась с нами.

Помню первый выезд на скалы, соревнования "Закрытие сезона 1986" на Волчихе. На ноябрьские праздники поехали на Конжак, было трудно и холодно. Потом запомнился первый зимний выезд на снежные занятия на склон пика Коммунизма, тот что на станции Флюс - очень мерзли ноги, махали ими чтобы согреться, потом этот прием я часто практиковал в горах.

Поразили скалы Чертово городище, на которые я впервые выехал в апреле 1987 - таких скал я еще не видел. Были первые более-менее теплые деньки, на скалах была толпа народа, все скалы были увешаны веревками. Тогда пользовались канифолью, и все зацепы были залапаны и лоснились. В тот первый приезд я никуда не залез - эти скалы были мне еще не по зубам. Очень сильно мерзли руки, мы их грели по совету Олега Шипилова в паху, засовывали кисти рук в штаны и грели. Под скалами ходил небритый человек в грязной пуховке и гонял всех, кто подходил к скалам без каски - "Зайков", шепотом и со значением говорили более опытные товарищи. Все его беспрекословно слушались.

В учебное время недельный план тренировок был следующий (до сих пор помню и уже никогда не забуду):

Понедельник - университетская сауна на ул. Степана Разина, привилегия для спортсменов.
Вторник, четверг - тренировки в спортзале учебного корпуса на ул. Куйбышева. Там мы лазили по примитивным по нынешним временам самодельным тренажерам, занимались ОФП, бегали кроссы по парку им. Павлика Морозова, играли в баскетбол.
Среда - теоретические занятия в подвале в учебном корпусе на ул. Тургенева. Старшие товарищи делились опытом, много внимания уделялось безопасности.
Пятница - баскетбол в спортзале школы №134 на ул. Комсомольской. Там у нашего товарища Саши Волегова мама работала директором, и мы с удовольствием пользовались этим. Играли много и азартно, кто как умел.
Суббота - день отдыха.
Воскресение - осенью и весной - выезды на скалы, зимой - лыжи.

Таким образом, виделись и общались почти каждый день. Из всех скал самыми родными и любимыми, конечно, были Чертово городище. Сколько было радости, когда я впервые смог залезть под Вышку! Лазили, пока руки не становились деревянными, забивались. Бывали там почти каждую неделю, иногда и по 2 раза. Добирались обычно со станции Исеть, туда и обратно - бегом с рюкзаком. Для меня было непонятно, как по этой дороге можно ходить пешком, это ведь так неспортивно и летом комары заедают! Бежишь в горку, посматриваешь на пенек и думаешь: "После него будет полегче, там выполаживается маленько". Дорога за последние 25-30 лет сильно изменилась - где-то вырубили, где-то наоборот заросло, а те пеньки так и торчат на тропе. Ну и скалы, конечно, не изменились в отличие от нас - все зацепки на месте, только мы уже мало где можем пролезть. Впрочем, стараюсь выезжать со снаряжением хотя бы раз за лето, пусть и не каждый год, Трапецию пока пролажу.

Теперь про большие горы. Первый раз я туда выбрался в 1988 году, альплагерь "Шхельда". Поехали с Лехой Хасановым с матмеха, с которым потом еще много раз вместе ходили. Ну и балбесами же мы были, особенно я! Началось наше путешествие с того, что мы опоздали на самолет в Кольцово, перепутали время, меняли билеты, наконец улетели. Потом в Нальчике в ожидании машины наверх, ночевали на аэродроме на травке (сэкономили на гостинице), и у нас местные ребята, с которыми мы накануне познакомились, разрезали рюкзаки и украли документы и все деньги. Путевки в альплагерь тоже украли. Пару дней мы болтались у отделения милиции, давали показания, описывали приметы и т.д. Настроение было так себе. Потом документы нашлись, их подкинули на аэродром, и мы поехали закрывать значок. В лагере было все более-менее спокойно, пока мы не решили отметить окончание занятий игристым вином местного производства, которое стоило копейки. Ох и траванулся же я тогда! Несколько дней не мог смотреть на еду, питался нарзаном из источника на берегу Адылсу, но к выходу на зачетный перевальный поход я все-таки оправился, прошел перевалы и получил свой значок "Альпинист СССР".

Серьезно же я начал ходить в горы с 1990 года. У нас собралась команда - кроме меня в нее вошли Ринат Шакуров, воспитанник уралмашевской секции Виталия Палыча Примерова, и Алексей Хасанов, с которым мы закрывали значок. Ринат отслужил 3 года в морфлоте, имел некоторый жизненный опыт, был физически очень крепок - он был лидером этой команды. Вместе мы съездили в горы в 1990-1991 годах 5 раз - это за 2 года! Такой темп позволили взять сборы Сергея Борисова. К концу сезона 1991 года нам не хватало до 1-ого разряда одной горы. Леха Хасанов решил на этом остановиться, мы с Ринатом продолжили.

Вспоминаю нашу последнюю гору в сезоне 1991 года. Это была Шхара (Безенгийская стена, Кавказ), мы вышли на маршрут с Ринатом и нашим инструктором Анатолием Кирилловичем Бланковским из Запорожья. С погодой не повезло, и мы просидели на горе 3 дня. Когда спустились к хижине, нам все взахлеб рассказывали про путч, который успел начаться и закончиться, пока мы были наверху. В лагерь Бланковский возвращался уже с маленьким жовто-блакитным флажком на рюкзаке.

В 1992 году выпускался из университета, было не до гор, но все-таки в октябре мы с Ринатом поехали в Ала-Арчу. Те сборы организовал Михаил Першин. Потом в течение нескольких лет мы с Михой вместе тренировались и поддерживали дружеские отношения.

В 1992 году наша замечательная секция альпинизма и скалолазания УрГУ (АУ) практически прекратила существование. Я был последним ее председателем - человеком, который поддерживал связь со спортивным руководством УрГУ. Передать эту обязанность было просто некому. Новички в секцию почти не шли, те, кто приходил, надолго не задерживались. Молодежи университета было не до альпинизма, появились другие проблемы и цели. То, что в свое время привлекало в секции нас, постсоветским студентам было неинтересно и неактуально. Возможно, надо было что-то срочно менять, чтобы спасти секцию, но, во-первых, мы сами были подавлены грандиозными переменами и просто бардаком, захлестнувшими страну, во-вторых, после выпуска из университета надо было решать вопросы с работой, с жильем, обзаводиться семьей, на секцию сил и времени уже не оставалось. Многолетние традиции и атмосфера секции - бескорыстная, беззаботная, дружелюбная, нежесткая - плохо соответствовали духу времени. Старая секция АУ так и осталась рудиментом социализма и закончилась вместе с советской властью и СССР.

В 1993 году мы с Ринатом поехали на сборы команды УПИ под руководством Александра Колесова в ущелье Каравшин. Там я впервые увидел и попробовал ходить по-настоящему технически сложные маршруты. До сих пор грустно от того, что не смогли пройти маршрут 6А (Погорелова) на Асан, пришлось вернуться - не хватило опыта.

В 1994 году мы с Ринатом и Михаилом Першиным прошли маршрут 6А (Попенко) на пик Свободной Кореи в Ала-Арче.

Альпинизм в лицах для меня - это прежде всего Ринат Шакуров. С ним я сходил на все свои большие горы, кроме последней. Это около 30 восхождений. Вместе тренировались, вместе зарабатывали на те же горы промальпом. Это можно сравнить, наверно, только с фронтовой дружбой. Жаль, что сейчас почти не встречаемся, кроме воспоминаний общего мало.

Последний раз я съездил в большие горы в 1995 году в команде СКА под руководством Сан Саныча Михайлова, уже без Рината. Это был лагерь Казбека Валиева на леднике Северный Иныльчек. Сходил всего одну гору, но зато какую - Хан Тенгри! Мы работали гидами, обслуживали маршрут на Хана, помогали иностранцам - клиентам лагеря. Жил в лагере в одной палатке с Игорем Бугачевским и Алексеем Болотовым, вместе работали на маршруте, ночевали в снежных пещерах…

В 1995 году я женился, свадьба была почти совсем альпинистская - только одна невеста была не из секции. Пошли дети, появились ценности интереснее и важнее гор. Времени на серьезные тренировки и выезды в горы не осталось, да и не мог позволить себе риск, связанный с горами - отвечать теперь приходилось не только за себя. Повесил ледоруб на гвоздь, но любовь к горам никуда не делась - каждое лето выезжаем с детьми на скалы, с удовольствием живу в поселке Рудном, что в сердце Уктусских гор. Мои соседи - старшие товарищи по секции Виталий Палыч Примеров и Олег Скоков. Надеюсь еще съездить в большие горы, когда поставлю детей на ноги.



Яндекс.Метрика